Мастерство

Стефан Вазер. На своей территории

В этом году исполнилось десять лет, как Стефан Вазер работает в Maurice Lacroix, из них последние четыре года является управляющим директором. Под его руководством имидж классической мануфактуры стал ярче, моложе и динамичнее.

Вслед за лозунгом «Твое время — сейчас» появились коллекция Aikon и интерактивная игра #Chaseyourwatch, охватившая почти миллион последователей.

Стефан Вазер из Maurice Lacroix

В прошлом году во время презентации Aikon директор по производству Дэвид Санчес объяснял новую пирамиду Maurice Lacroix: вершина — это Masterpiece, потом идут Pontos с автоматическими калибрами, а основу составляют кварцевые Aikon. И вот уже в этом году вы представляете Aikon с автоматической механикой и даже скелетоны. В чем логика?

На самом деле, мы никогда не хотели ограничивать Aikon только кварцевыми моделями. Работа над механической линейкой началась еще четыре года назад одновременно с процессом разработки всей коллекции. Но мы не хотели сразу выкладывать все наши козыри.

Самое главное в Aikon — это внешний вид, дизайн, основанный на культовых элементах Calypso. На этом мы хотели сосредоточить все внимание во время премьеры новых часов. И поэтому оказалось разумно вначале показать только кварцевые модели, чтобы посмотреть, как в целом отреагируют клиенты на саму идею Aikon. И когда мы убедились, что прием очень хороший, то перешли к следующему шагу в ее развитии. На самом деле, если помните, автоматический хронограф Aikon уже участвовал в благотворительном аукционе Only Watch в конце прошлого года.

Часы Maurice Lacroix Aikon Automatic Chronograph
Первый Maurice Lacroix Aikon Automatic Chronograph,выпущенный в единственном экземпляре для аукциона Only Watch 2017

Вы тогда же решили заимствовать у этой модели черно-желтую гамму хронографа и идею строго лимитированного выпуска для онлайн-кампании этого года #Chaseyourwatch?

Да, трудно не заметить между ними связь (смеется). Это и правда очень удачный дизайн, эффектный, агрессивный. И современные клиенты особенно ценят, чтобы часы были не просто лимитированными, а чтобы за ними стояла какая-то честная захватывающая история. Мы заставили людей по-настоящему поохотиться за часами, как за спрятанными сокровищами. Интерес, который вызвал этот квест, превзошел наши ожидания.  

А не получится теперь, что Aikon займет нишу Pontos?

Нет, это совершенно разные часы. Pontos включает более традиционные модели, тогда как Aikon имеет свое узнаваемое лицо, свою фишку. Это часы, которые созданы, чтобы привлекать внимание. И ценовая политика даже на механику в этой коллекции более агрессивная и привлекательная.

Я бы сказал, что сейчас мы фокусируемся на двух ключевых направлениях. Masterpiece — как наша высшая категория, механика с необычными усложнениями. И Aikon — как флагман дизайна, призванный привлечь более молодую аудиторию, в том числе и в области коммуникации. Но Pontos по-прежнему остается в ассортименте Maurice Lacroix. У этих часов есть своя клиентура.

Несколько лет назад вы пытались привлечь внимание новой аудитории с помощью нетрадиционных посланников, не обычных знаменитостей, а авторитетов поколения. Например, основателя Wikipedia Джимми Уэйлса. Насколько этот опыт был удачен?

Сама идея была неплохой и свежей, неправильным оказалось реализовать ее традиционными методами — через рекламные лица. Сейчас это не слишком эффективно, особенно когда назначается один посланник на весь мир. Клиенты больше не нуждаются в «иконах», они доверяют инфлюэнсерам — людям, авторитетным в определенной сфере и готовым делиться своим личным опытом.

А какую идею вы сейчас хотите донести до потенциальных покупателей Masterpiece?

Что это часы исключительного качества, в которые мы вложили весь свой опыт создания эксклюзивной механики. Мы не говорим: «в Masterpiece вы покупаете самые дорогие усложнения, которые мы смогли придумать» (смеется). Но в каждой модели коллекционеры и ценители смогут найти что-то необычное, смелое, может, даже забавное. Это в первую очередь интеллектуальное удовольствие.

Как приняли переизданные ретрограды, представленные к юбилею Masterpiece в прошлом году?

Отлично! Мы сумели сохранить идею, но придать ей новый современный вид. Так что мы продолжаем работать в этом направлении. В этом году вышли новые версии Calendrier Retrograde, а также еще одной культовой модели Roue Carree.

Часы Maurice Lacroix Aikon Automatic Skeleton

Aikon Automatic Skeleton в корпусе 45 мм диаметром 13 мм оснащена специально разработанным автоматическим калибром ML 234

Кажется, после создания Masterpiece Gravity вы не представляли новых необычных изобретений в линейке мануфактурных калибров. Неужели, у инженеров закончились идеи?

Вовсе нет. Как раз сейчас у нас кое-что уже в производстве, и мы планируем премьеру на следующий год. Сейчас нет такой потребности ежегодно представлять изощренные изобретения, чтобы все журналисты сказали «вау». Надо дать клиентам время насладиться предыдущим.

Дизайн — одна из сильнейших черт Masterpiece. Что доказывают многочисленные награды Red Dot, которые получали именно эти часы. За одним исключением — Red Dot досталась также Pontos Decentrique. Почему эта модель исчезла из ассортимента марки?

К сожалению, клиенты ее оценили не так высоко, как профессиональные дизайнеры. Сложно сказать почему. Идея и правда была отличная, возможно, надо к ней вернуться и как-то по-другому воплотить.

Часы Maurice Lacroix Aikon Automatic Chronograph

Часы Maurice Lacroix Aikon Automatic Chronograph в стальном корпусе 44 мм с автоматическим механизмом, WR 200 метров

Какие страны сейчас наиболее перспективны для Maurice Lacroix?

Исторически это Германия, также у нас хорошие показатели в Турции, Китае, Гонконге и на Ближнем востоке. И, конечно, в России у нас уже много лет очень хорошие позиции, правда, заметно, что теперь покупатели стали отдавать предпочтение более дешевым моделям.

А как вы относитесь к предположению, что молодые клиенты в принципе теряют интерес к часам? И все маркетинговые ходы тут бессильны.

Не думаю. Поколение Y и поколение Z — все они любят предметы роскоши. Конечно, это уже какая-то другая роскошь, не такая, как для беби-бумеров, которые привыкли явно демонстрировать свой доход и статус. Но суть от этого не меняется. Надо просто понять представление о роскоши у новой клиентуры и ему соответствовать. Часы по-прежнему могут выразить вкус, стиль жизни. Это очень «говорящий» продукт.

Вы когда-нибудь видели, чтобы человек носил часы, которые ему не нравятся? Потому что у него нет в них необходимости. Это и есть подлинная роскошь.

Как вы считаете, почему сейчас появилось так много синих часов? Даже Maurice Lacroix увлекся синими циферблатами.

Это тренд, который пришел из индустрии моды. Там в последние годы господствует синий. И вначале ему стали соответствовать часы fashion-брендов, потом дизайнерские недорогие марки для молодежи и, наконец, он оккупировал даже высокую механику.

А еще один господствующий тренд в часовой индустрии — это винтаж. И Maurice Lacroix едва ли не единственный бренд, который ему никак не поддался.

Мы же все-таки вспомнили про Calypso, а это было двадцать лет назад! (смеется.) Вообще-то, я понимаю, почему все так увлеклись ретростилем. У каждого нового поколения всегда возникает стойкая иллюзия, что «раньше вещи делали более качественно». А с современной массовой продукцией шестидесятые кажутся едва ли не оплотом качества и стабильности. На самом деле, мы не выпускаем винтажные реплики по очень простой причине — у нас нет оригиналов того периода.

История Maurice Lacroix началась в конце 1970-х. А что-то придумывать в стиле ретро я не хочу. Мы не можем гнаться за всеми тредами. Винтаж — это не наша территория.

Часы Maurice Lacroix Masterpiece Moon Retrograde

Часы Maurice Lacroix Masterpiece Moon Retrograde в корпусе 43 мм с мануфактурным калибром ML 192

Бренды

Maurice Lacroix

Новое на сайте

Больше о Maurice Lacroix


где купить Часы Maurice Lacroix

Восстановление пароля

Пожалуйста, введите ваш E-mail:

Вход
Регистрация Забыли пароль?