Мастерство

Реми Майя (Krayon). Цена свободы

Основатель ателье Krayon о часах Everywhere, получивших приз GPHG за инновации

Глобализация оказывает влияние даже на традиционную часовую механику, провоцируя изобретателей на создание устройств, которые предыдущим поколениям просто не могли прийти в голову. Ярчайший пример — Реми Майя, основавший ателье Krayon в Невшателе. В 2018 году его модель Everywhere, которая может определять время восхода и заката в любой точке мира, получила приз GPHG за инновации.

Реми Майя и часы Krayon

Вы с детства хотели стать часовым изобретателем?

Можно сказать, что да. Мой отец был инженером микромеханики и специалистом в трибологии (наука об износе узлов механизма. — прим. ред.), так что к нему часто обращались за консультацией представители часовой индустрии. А мама занималась математикой, ее лаборатория специализировалась на точных расчетах. И мне самому с детства было очень интересно то, чем они занимались, я хотел создавать собственные проекты, но именно связанные с механическим взаимодействием, а не с электроникой. Поэтому я поступил в техническую школу в Ле-Локле — это единственное учебное заведение в Швейцарии, которое учит не просто работать с часовой механикой, а самостоятельно проектировать механизм.

После выпуска вы получили практически работу мечты — в техническом департаменте Cartier под руководством Кароль Форрестье. Что побудило вас оставить это место и рискнуть основать собственное ателье?

Я изучал принципы конструирования часовой механики именно потому, что хотел воплощать и проверять на практике собственные замыслы. Работать в Cartier было очень интересно, но я не мог в полной мере посвятить себя тому, что мне бы хотелось делать. Поэтому вначале я выбрал путь независимого подрядчика — выполнял различные заказы и делал расчеты для других фирм, а остальное время мог посвятить собственным проектам. Но после успеха Everywhere пришлось сделать выбор. Сейчас все силы и время уходят на производство уже заказанных часов и работе над новыми. Теперь Krayon сосредоточен только на собственных
проектах. И это именно то, к чему я всегда стремился.

Сколько человек работает в вашем ателье?

Всего трое. Это я, моя жена и еще один часовщик. На самом деле, мы не претендуем на звание «мануфактуры». У меня нет CNC-машин. Krayon — это мозг, если можно так сказать (смеется). Весь механизм Everywhere был от начала до конца придуман в ателье. Затем мы разместили заказы у тщательно отобранных подрядчиков. Например, даже баланс был изготовлен по моему специальному чертежу. Зато всю сборку механизма и готовых часов в корпусе мы осуществляем сами в ателье.

Часы Krayon Everywhere Horizon

Часы Krayon Everywhere Horizon с автоматическим калибром USS в корпусе 43 мм из белого золота с ручной гравировкой и бриллиантами

А эмаль и гравировку кто делает?

Такие же независимые мастера, как и я. У меня есть контакты с лучшими часовыми декораторами, они принимают участие в обсуждении индивидуального заказа с клиентом, но работать предпочитают в собственных мастерских, им так комфортнее (смеется).

И сколько часов удается выпустить таким способом?

Поскольку Krayon Everywhere задумывался как очень персонифицированный аксессуар, мы работаем только по заказам. До прошлой осени мы выпустили пять моделей для пяти клиентов и еще одну — демонстрационную — в простом корпусе, которую я надеваю на презентации. После победы на GPHG мне поступило еще три заказа, которые я должен успеть выполнить до конца 2018 года.

Вот что странно. В 2017 году вы впервые номинировали Everywhere на женевский Гран-при, но тогда вы награду не получили, хотя модель была по-настоящему революционной новинкой. Зато в 2018-м вы получили приз за фактически ту же модель, только с красивой гравировкой.В чем логика?

Как раз в том, что вы сказали. В 2017 году я закончил часы буквально за месяц до начала конкурса. На тот момент никто не знал ни обо мне, ни о бренде, ни о самих часах. Жюри очень заинтересовал концепт Everywhere, но они не готовы были наградить настолько «темную лошадку». И уже после финала конкурса ко мне стали подходить журналисты, коллекционеры, судьи Гран-при, которые говорили: наконец, мы поняли, что это за механизм, как он работает, это поразительно… И я понял, что нужно рискнуть еще раз и снова номинировать часы, но теперь не в категории календарей, а в категории инновационной механики.

Кстати, а почему вы вначале выбрали для Everywhere календарную категорию? Мне кажется, их идея больше соответствовала теме «часов для путешествий», которая тоже была представлена на позапрошлом GPHG.

Если честно — в календарной категории конкуренция была меньше (смеется). И к тому же у механизма есть астрономические функции, которые традиционно связаны с календарными настройками.

Калибр USS (Universal Sunrise Sunset)

Калибр USS (Universal Sunrise Sunset) состоит из 595 деталей, это единственный механизм, в котором владелец может самостоятельно настраивать долготу и широту

Да, ваш калибр USS умеет рассчитывать уравнение времени. А от этого всего лишь шаг до вечного календаря. Не думали его сделать?

Сейчас механизм USS в Everywhere насчитывает почти 600 деталей. Не думаю, что возможно его еще более усложнить без ущерба для компоновки и размеров корпуса. Кроме того, я очень горжусь тем, что в этой системе все настройки легко производятся вращением одной заводной головки, причем в любую сторону. Если добавить к географической локализации еще и настройки вечного календаря, потребуются дополнительные корректоры, и это может показаться чересчур сложным для клиентов.

А сейчас все клиенты понимают, как устроен Everywhere? Или вам приходится каждый раз устраивать демонстрацию?

Поскольку этот механизм не имеет аналогов в часовом мире, естественно, я предпочитаю лично его представлять и объяснять все устройство. Но часы очень простые в использовании! Как я сказал, все показания выставляются элементарно: кнопкой и головкой. Единственное, надо немного привыкнуть к 24-часовому циферблату, зато по нему сразу видно время суток.

 Часы Krayon Everywhere Horizon

Все модели Krayon выполняются по индивидуальному заказу клиента независимыми мастерами инкрустации, гравировки и эмальерной миниатюры

Если вы не хотите усложнять Everywhere, то куда дальше будет развиваться Krayon?

Я как раз начал работать над новым проектом. Это другой механизм, который будет включать некоторые элементы USS, но с совершенно новой функциональностью.

Вы — специалист по взаимодействию материалов. Насколько вам помогают новые технологии в создании сложных механизмов?

Я очень ценю LIGA, поскольку с ее помощью можно изготовить из никеля необходимую деталь сложной формы с точностью до микрона. Несколько таких деталей есть и в калибре USS. Что касается кремния, то я его пока не использую. Это капризный материал для ручной сборки, с ним трудно работать обычным часовым инструментом, особенно в комбинации с классическими латунными деталями.

Хотя ваше ателье существует уже четыре года, вы как-то чураетесь публичности. Не участвуете ни в Базеле, ни в SIHH, вот только сейчас решили принять участие в независимой выставке Barton 7 в Женеве. Почему?

Krayon вполне достаточно небольших локальных выставок и мероприятий для коллекционеров. Фактически мне нужно тихое место, где я могу пообщаться с клиентами и прессой. С чем я приду на Baselwolrd? У меня нет огромного модельного ряда, который бы привлекал толпы журналистов и дилеров (смеется).

Для меня Krayon — не бизнес-модель, а дело, которым мне нравится заниматься. И чтобы сохранить эту независимость, свободный дух, дружеские отношения с клиентами и подрядчиками, я предпочитаю оставаться в своей нише.

Новое на сайте

Восстановление пароля

Пожалуйста, введите ваш E-mail:

Вход
Регистрация Забыли пароль?