Обзоры

Новая кожа

Как превратить в произведение искусства часовой ремешок?

Индивидуальный подход к каждой детали является краеугольным камнем современного часового дела. Совсем как во времена Грэма и Бреге. Но нынешним мастерам приходится думать о вещах, которых двести лет назад просто не существовало. Например, о том, как превратить в произведение искусства часовой ремешок.

Из Африки

Часовой мир многими изобретениями обязан Rolex, а одним из главных новшеств, которые эта марка внедрила в моду ХХ века, стали часовые ремешки.

Будущие основатели Rolex немец Ханс Вильсдорф и его британский партнер и будущий зять Альфред Джеймс Дэвис начинали с обычных карманных часов и бывших в то время особенно популярными дорожных часов в кожаном футляре. Зачаточный спрос на наручные часы начал формироваться в конце XIX века во время Второй англо-бурской войны (1899-1902), когда офицеры стали отправлять свои карманные хронометры на фабрики с просьбой припаять к ним ушки для крепления ремешка (подробнее об этом читайте в материале «Стрелы короля», опубликованном в «Мои Часы» №6-2017).

Но почему бравые офицеры ждали так долго? Существует некая легенда о партии наручных часов, которая была выпущена Girard-Perregaux по заказу кайзера во время Франко-прусской войны (1870-1871), но правда заключается в том, что до начала ХХ века все, что носилось на руке, автоматически считалось женским украшением, браслеткой. Мужчинам в этом месте предписывалось туго смыкать манжеты с перчатками.

А в Африке (как, например, и в Индии) было жарко. Колониальная культура привела к появлению нового облегченного стиля в одежде, а едва в буше засвистели пули, как армейская форма быстро обновилась до практичного тренча, в котором уже не нашлось места для часового кармана.

Тут Вильсдорф и Дэвис узрели новую перспективную нишу. Они стали первыми поставщиками наручных часов для британских войск. Впрочем, другая легенда гласит, что серийные наручные часы появились немного раньше: какой-то еще производитель догадался поставлять их офицерам уже в Третью англо-бирманску войну (1885-1887). Как бы то ни было, если бы не британские колонии — ходить бы нам до сих пор всем с «луковицами». А вот уже не легенда, а факт. В 1906 году лондонский производитель седел и конной амуниции Альфред Пирсон, взяв за образец изделия Wilsdorf&Davis, профессионально их облагородил, пошив ремешки из хорошей телячьей кожи и дополнил их «ушками», напоминающими кольца сбруи. Таким образом он стал первым официальным производителем часовых ремешков, а впоследствии именно изделия Пирсона использовались в Officer Watch, появившихся уже под брендом Rolex в Первую мировую войну.

Своя кожа

Так повелось на протяжении всего прошлого века, что индустрия ремешков была тесно связана с производством конной сбруи, а с часовым делом существовала в мутуализме, но без скрещивания.

Apple Watch на ремешке Hermes

Источником вдохновения для создателей ремешка Simple Tour Rallye послужили классические водительские перчатки Hermès.

Например, Hermes десятилетиями поставлял ремешки Jaeger-LeCoultre, экипируя ими самые легендарные коллекции мануфактуры. Кроме того, парижский дом сотрудничал с Universal и Movado и еще рядом марок, которые могли себе позволить дорогие престижные ремешки. Интересно, что традиция эта нашла неожиданное продолжение в новом тысячелетии, когда в 2015 году Apple Watch выпустила специальную коллекцию, дополненную фирменными ремешками Hermes Barenia из самой нежной кожи теленка. Это очень знаковое событие, хотя в итоге всего через три года Apple пришла к выводу, что ей пока не нужна люксовая линейка в часовом направлении.

В современном часовом деле каждая деталь оказывается в центре пристального внимания, даже ремешок. Эта маленькая полоска, которая практически всю историю существования наручной механики рассматривалась только в контексте выбора «кожа или металл» или «теленок или крокодил», неожиданно стала таким же предметом амбициозных изысканий брендов, как и сами усложнения.

Стефан Бельмон, директор по маркетингу Jaeger-LeCoultre, считает, что высокий интерес к необычным ремешкам и системам их быстрой замены происходит потому, что это простой и пока что довольно эффективный способ освежить дизайн привычных часов и привлечь к ним внимание клиентов. Кстати, сами клиенты уже в начале нулевых оценили декоративные возможности ремешков. Они самостоятельно стали «пересаживать» любимые модели на текстильные браслеты NATO, и в то же время буйным цветом расцвели многочисленные ателье, которые предлагали индивидуальное изготовление ремешков из самой экзотической кожи: питона, страуса, ящерицы, акулы, лосося и даже крысы. Сейчас часовые производители стараются наверстать время и монополизировать эту перспективную нишу, приращивая мануфактурные мощности собственными кожевенными производствами или анонсируя громкие проекты с известными брендами. На их стороне мощный козырь — аутентичность. Все знают, что часы на «родном» ремешке на вторичном рынке и аукционах котируются выше, чем кустарно доработанные, а дополнительную ценность прибавляет факт, что ремешок был произведен на известной фабрике изначально под конкретную модель.

Тандем на миллион

Хотя не надо думать, что старания часовых марок являются результатом только маркетинга. Новые фирменные ремешки и сменные системы, которые появились в последние годы, действительно представляют весьма интересный подход к созданию наручных часов в целом. И достойны того, чтобы с ними познакомиться поближе. Например, премьера этого года Hublot Big Bang Tourbillon Croco High Jewellery — это концепт, который отдает дань всей многогранной истории компании. Начать хотя бы с того, что Hublot стала нетипичной часовой маркой прошлого века, собственно, появившейся на свет из-за ремешка.

Часы Hublot Big Bang Tourbillon Croco High Jewellery

Часы Hublot Big Bang Tourbillon Croco High Jewellery, инкрустированные бриллиантами весом 13,5 карата, на ремешке из крокодиловой кожи и каучука с системой быстрой смены One Click

Согласно легенде ее основатель Карло Крокко в конце 1970-х летел в самолете и от скуки стал разрисовывать черным фломастером ремешок своих часов. В то время он как раз искал материал, подходящий для моделей класса люкс для занятия водными видами спорта, и ничего его не устраивало: металл был слишком тяжелым, а кожа быстро мокла. Фломастер навел Крокко на мысль о черном каучуке, природном эластомере, прекрасно подходящем ко всем требованиям. Так Hublot впервые прославился в 1980 году, став первым брендом, соединившим в часах золото и каучук.

А уже в новом времени мануфактура вновь оказалась на пике тренда, одной из первых став применять композитную структуру ремешка из кожи с каучуковой подкладкой. Новый проект Big Bang Tourbillon Croco — это еще один шаг в работе с кожей. Он был реализован совместно с голландским модным домом Karmaloog, специализующимся на инновационных материалах. Сет включает куртку-бомбер, сшитую из крокодиловой кожи с прокладкой из карбоновых нанотрубок. И прямо в манжету куртки вшита система Hublot One Click, позволяющая пристегнуть часы, щедро усыпанные бриллиантами, предварительно сняв их с ремешка, изготовленного из кожи и каучука. Стоимость тандема куртки-часов достойна офицера и джентльмена — миллион долларов.

Меняясь к лучшему

Многие традиционные мануфактуры, постоянно сотрудничающие с именитыми производителями кожи, стремятся сегодня выйти за рамки одних только ремешков. Видимо, вдохновляет пример Montblanc. Самые молодые направления в истории дома сегодня оказались самыми динамичными и популярными: это часовое производство, базирующееся в Ле-Локле и Виллере, и кожевенная фабрика Pelletteria, расположенная под Флоренцией. Ясное дело, что ремешками от Pelletteria дополняются все премиальные часы бренда, но также большим спросом пользуются и самостоятельные линии сумок и аксессуаров из кожи, выходящие под брендом Montblanc. А мануфактура IWC из Шаффхаузена, последние несколько лет успешно сотрудничающая с известным обувным ателье Santoni, весной 2018 года выпустила специальную коллекцию аксессуаров из кожи, включающую клатчи, ремни и бумажники, которая эксклюзивно представлена в бутиках IWC в США, Европе и Китае.

Часы Montblanc 1858 Monopusher Chronograph Limited Edition 100

Часы Montblanc 1858 Monopusher Chronograph Limited Edition 100, однокнопочный хронограф на ремешке из зеленой кожи аллигатора с бежевой прошивкой, изготовленном на мануфактуре Montblanc Pelletteria во Флоренции

Собственный новый проект представила в 2018 году и мануфактура Jaeger-LeCoultre, которая всегда ответственно подходила к выбору партнера для работы с кожей. Специально для лимитированной серии Reverso Tribute Duoface фирменный ремешок изготовило аргентинское семейное ателье Casa Fagliano, занимающееся пошивом ездовых сапог и другой элитной обуви.

Причем это уже третья совместная работа: предыдущие Reverso с ремешками Casa Fagliano выходили в 2011 и 2012 годах. Что не удивительно, потому что и легендарная коллекция от Jaeger-LeCoultre, и знаменитый аргентинский дом исторически связаны с миром поло. Впрочем, не только громкие имена и авторские проекты могут сегодня привлечь часовых знатоков. В технологию изготовления ремешков действительно вкладывают большие инвестиции, и результат этого легко оценить обычными глазами и руками. Ремешки даже у брендов среднего ценового диапазона стали интересным предметом обсуждения.

Часы Jaeger-LeCoultre Reverso на ремешке Casa Fagliano

Специально для Jaeger-LeCoultre Reverso знаменитый аргентинский производитель обуви разработал и мастерски изготовил вручную кожаный ремешок Casa Fagliano Edition Cordovan, который гармонирует с теплыми оттенками розового золота

Например, Oris в 2018 году в классической коллекции Artelier представил новые ремешки из телячьей кожи, изготовленные в рамках кампании ChangeForTheBetter («Меняйтесь к лучшему»). Их отличает не только повышенная износостойкость, но и отсутствие тяжелых металлов и искусственных красителей. Благодаря чему ремешки получились необычайно мягкие и экологические.

В этом году Hamilton также впервые представил кожаные ремешки нового поколения, вдохновленные американскими пилотскими куртками. Грубый вид искусственно потрепанных ремешков напоминает о трендовой винтажной стилистике, хотя их также отличает исключительная прочность и эластичность. Кто знает: может быть, придет день и швейцарцам станут не нужны крокодилы.

Часы Hamilton Khaki Pilot Day Date

Hamilton Khaki Pilot Auto Day-Date, оснащенный калибром H-40 с 80-часовым запасом хода, дополнен кожаным ремешком коньячного цвета в пилотском стиле

Бренды

Jaeger-LeCoultreOrisMontblanc

Новое на сайте

Больше о Jaeger-LeCoultre


Восстановление пароля

Пожалуйста, введите ваш E-mail:

Вход
Регистрация Забыли пароль?