Персона

Третий путь

 

«Мои Часы» #4-2016

Обсудить на форуме Оформить подписку

Baselworld


Подпишись
на новости:

Согласен с условиями обработки персональных данных

Третий путь

Любая вещь рано или поздно стареет и после серии «косметических процедур» требует более серьезного вмешательства. Как не довести дело до критической черты и что делать с часами, которые требуют серьезного ремонта, рассказывает директор сервис-центра «Точный ход» Андрей Бабанин.

Мастерская «Точный ход» работает уже много лет. Можете ли вы отметить какие-то тренды в спросе на сервисные услуги?

Главный тренд — работы стало больше, причем работы серьезной, особенно в последний год.

Во всем виноват кризис?

Отчасти да. Как и со здоровьем, при неполадках часов клиенты до последнего оттягивают поход в сервис, стараются не замечать неисправность, почаще заводить, добивая детали, которые можно было бы спасти. Отдельная напасть последних лет — шкатулки для подзавода. Они угробили уже не один десяток дорогих моделей.

Считается, что шкатулки продлевают жизнь часов. В чем здесь проблема?

Все нужно делать с умом. Неграмотное применение этих шкатулок — великое зло. Если какая-то деталь вышла из строя и владелец положил часы в шкатулку, то автоподзавод продолжит заводить пружину, а та — ломать колесную систему, повреждать платину, пока механизм не встанет намертво. В прошлые годы многие не обращали внимания на неисправные часы в шкафу, а сейчас стремятся продать, хотят восстановить. Но для этого нужны запчасти, которые не всегда можно найти.

Их нет в свободной продаже или и в авторизованных сервис-центрах тоже?

Наоборот, деталей для состарившихся часов нет прежде всего в авторизованных центрах. Только Rolex заявляет, что готов поддерживать свой продукт 40 лет, у остальных редко есть запчасти на модели даже 10-летней давности. Принцип официалов — ставить только новые детали, и они ничем не могут помочь в случае их отсутствия. У нас же возможностей больше: мы можем найти детали на рынке либо изготовить.

Почему бы клиенту не обратиться на фабрику?

Сколько там будет длиться ремонт и сколько стоить? Фабрика подходит к ремонту без компромиссов, там восстанавливают все детали: и механизм, и корпус, и циферблат, иногда фактически создавая их заново Это сложно, дорого, и не все клиенты готовы на такое. Большинство хочет отремонтировать механизм и восстановить корпус. И у владельца есть три пути: отправить часы на фабрику, выбросить неработающий прибор или обратиться в мастерские, которые обладают нужными технологиями.

Сервис-центр «Точный ход»

Что это за технологии?

Например, технология замены зубьев колеса. Она известна не одну сотню лет, но создавалась для часов интерьерных, и выполнить все операции для наручного механизма очень сложно. Или ремонт поломанной оси баланса: не разбирая баланс, мы спиливаем сломанную цапфу, затем высверливаем в оси отверстие и вставляем в него имплант, впоследствии обточенный по чертежам. Впрочем, и изготовление оси по самому высокому стандарту нам по силам. Проводили ремонт циферблатов — меняли поломанные ножки. С некоторых пор именно реставрационные работы стали коньком «Точного хода». К нам обращаются как клиенты напрямую, так и многие коллеги по цеху, у кого нет соответствующего оборудования и мастеров.

Можно ли полноценно восстановить фабричную деталь? Разве это не будет заметно?

Заметно будет. Но часы будут функционировать, и чаще всего нам удается вернуть им заводские параметры точности. При реставрации стоит задача не изготовить новую деталь, а интегрировать крупицы нового в старое. Но если клиент желает, мы можем и изготовить новую деталь.

Как при дальнейшей продаже соотносится цена часов с новой деталью и с восстановленной?

Безусловно, дороже всего будут стоить часы, в которых все детали полностью оригинальные. Механизм с заново изготовленной или восстановленной деталью будет цениться меньше. Но если часы не ходят, то цена им — копейки. Мы считаем, что в сегодняшних условиях правильно давать клиенту возможность решать, как именно ремонтировать его часы. Кто-то просит исправить детали, кто-то — изготовить. А некоторые говорят, что сами будут искать запчасти на ebay — мы не против, это право заказчика.

Какие модели чаще всего требуют восстановления?

Сложно назвать какие-то марки или модели. У нас были и IWC, и Audemars Piguet, и Breguet. Чаще всего серьезного ремонта требуют модели в возрасте от 8 лет, поменявшие нескольких хозяев. Первые годы любые часы хотя бы раз бывают на обслуживании, а дальше на сервисе экономят, ограничиваясь «косметикой» при перепродаже. Через 10 лет часть деталей изнашивается до предела. Поэтому рекомендую после покупки часов б/у самим приходить с ними в сервис, чтобы проверить состояние механизма, и, если потребуется, устранить возникающие проблемы.

Правильно ли понимаю, что вы в «Точном ходе» можете изготовить любую деталь?

К сожалению, нет. Например, есть детали, которые можно сделать только на станках с ЧПУ. И даже при их наличии оцифровать изделие, сформировать его чертеж — задача нереальная. В таких случаях возможна только замена на деталь от механизма-донора. Не только мы, но вообще никто не сделает гребенку репетира от Franck Muller или рычаги особой формы. А все, что касается деталей вращения, колес, мы изготавливаем. Как и корпуса интерьерных часов — у нас есть и такие специалисты.