Персона

Сандро Реджинелли | Символ вместо хронографа

 

«Мои Часы» #6-2016

Обсудить на форуме Оформить подписку

Сандро Реджинелли | Символ вместо хронографа

Одна из самых оригинальных современных часовых марок Hautlence была основана в 2004 году в городе Невшателе. Кстати, название бренда является акронимом от слова Neuchatele, что свидетельствует о здоровом чувстве юмора его создателей. А в начале 2016 года в компании произошли важные перемены: ее покинул один из основателей и главный идеолог Гийом Тетю, а вместо него компанию возглавил Сандро Реджинелли, который уже в Базеле представил первую коллекцию и новое, но не менее ироничное видение времени в стиле Hautlence.

Как получилось, что вы стали новым главой Hautlence?

Наверное, надо начать с того, что я был одним из основателей Hautlence в 2004 году. Мы собрали свои капиталы, чтобы создать часовую марку, которая будет представлять свое видение времени. Тогда подобных проектов было совсем мало, известности добились только Richard Mille и Urwerk. А у нас было ясное представление, куда нужно развиваться, какой продукт создавать. При этом компанией управлял только Гийом, у меня была другая работа, так что в Hautlence я фигурировал только как совладелец. До 2012 года, когда мы продали компанию холдингу MELB.

Часы Vortex Primary

Концепт Vortex Primary был создан в сотрудничестве с известным футболистом и телеведущим Эриком Кантона

А чем вы занимались все это время?

Я не часовщик, мое основное образование — маркетолог. Но я занимался только часами с самой ранней юности. Сразу после университета я пришел в Gucci Timepieces, потом перешел в TAG Heuer, то есть из фэшн-марки — сразу в сегмент спортивных часов. Затем я много лет работал в Maurice Lacroix, где мы с вами и познакомились. В этой компании я прошел все стадии, возглавляя разные отделы: от разработки продукта до продаж, пока не стал управляющим директором. После этого мне очень повезло, потому что я смог еще больше расширить кругозор — меня пригласили в Zeno Davidoff на должность генерального директора, что дало возможность выйти за рамки сугубо часового бренда.

И как произошло, что вы вернулись в компанию, которую основали?

В конце прошлого года я получил предложение от семьи Мейлан, владеющей холдингом MELB. Оказалось, что Гийом Тетю уходит в другую компанию и рекомендовал меня на свою должность. В MELB решили, что разумно предложить возглавить компанию одному из тех, кто стоял у ее истоков, кто хорошо понимает ее философию. Я ни минуты не раздумывал.

Vortex Primary

Vortex Primary в корпусе 50х52 мм оснащен калибром HLR 2.0 с запасом хода 40 часов

Но ведь времена изменились. В 2004-м клиенты с энтузиазмом приняли концепцию Hautlence, потому что действительно была потребность в оригинальном часовом дизайне. Сейчас же и часовая индустрия переживает кризис, и, кажется, клиенты пресытились. У вас есть план, куда развивать Hautlence в новой ситуации?

Знаете, когда мы собрались двенадцать лет назад и основали Hautlence, мы не говорили себе: а давайте будем делать что-то необычное, и люди к нам потянутся. Наша цель заключалась в другом — превысить ожидания. Делать то, что больше не делает никто. Пересечь черту. Таков был девиз компании и сегодня он по-прежнему актуален. Зимой в Женеве я только принимал дела, встречался с основными партерами и клиентами компании, узнавал, как они нас воспринимают и чего ждут. И к Базелю я уже приготовил новую концепцию, которая развивает изначальную философию марки. Я сейчас говорю о модели Labyrinth, которая станет основой целого направления «игровых аксессуаров». Я верю, что их ждет успех. Часы Hautlence — это больше, чем хронометр, больше, чем хронограф, это символ того, что современный человек хочет выделиться, носить что-то особенное, уникальное.

H. Moser & Cie калибр HMC 802

Представленные на SIHH-2016 новые версии Tourbillon 02 и Tourbillon 03 оснашены калибром HMC 802, эксклюзивно разработанным H. Moser & Cie.

Наверное, не все линии нужно пересекать. Сейчас коллекционеры и просто ценители роскоши все больше ценят традицию, качество, то, что называется просто «хорошие часы». А некогда громкие революционные проекты как раз сходят со сцены.

Когда я говорю «пересечь черту», я всетаки имею в виду, что надо быть релевантным рынку. Та же Labyrinth — это новый отдельный проект, у которого есть свои конкретные задачи и своя потребительская ниша. Я же не утверждаю, что Labyrinth — это будущее Hautlence и что теперь мы больше не будем делать часы, а только вот такие развлекательные аксессуары. Вовсе нет. Но это оригинальная, привлекающая внимание, в чем-то уникальная вещь, которую не делал больше никто. Вот что важно. По-настоящему люксовый бренд должен решаться на такие проекты. Потому что, если ты только идешь в плотном строю конкурентов и делаешь то же, что и все, это тоже бизнес. Но зачем ты тогда вообще этим занимаешься? Людям нужны новые ощущения. Весь смысл в том, чтобы делать то, на что не решится ни Rolex, ни Breguet. Вот хороший вопрос: кто использует в обычной жизни функцию механического хронографа?

Пожалуй, никто.

Вот именно! Тогда почему все их покупают?

Потому что это классика.

PlayGround Labyrinth с запатентованным игровым механизмом

PlayGround Labyrinth с запатентованным игровым механизмом

И теперь я снова задам вопрос: а как вещи становятся «классикой»? Это вещи, которые когда-то были смелыми и инновационными, но потом стали нормой. И все уже настолько привыкли к этим кнопкам и счетчикам, что уже никто не задумывается, а зачем они нужны на самом деле.

Кстати, Hautlence тоже использует привлекательную простоту хронографа Invictus. Например, в совместном проекте с ателье Vida Loca. Зачем вам еще одно партнерство? Разве недостаточно серии, созданной вместе с Эриком Кантона?

Invictus Vida Loca — это более камерный проект, который в точности совпадает с нашей целевой аудиторией. Нужно убедить клиентов купить не просто часы, а всю твою культуру. Сейчас люксовые продукты становятся более адресными. Еще двадцать лет назад человек рассуждал в основном так: «нравится — беру». Сейчас он говорит себе: «да, нравится, но надо бы побольше об этом разузнать». Информационная среда пронизывает все вокруг. Теперь бренды имеют возможность знать как можно больше о своих клиентах, а клиенты, в свою очередь, разузнать все о брендах — и выбрать именно тот, который больше соответствует их ценностям. И такие вещи, как сотрудничество одних марок с другими в рамках какого-то общего проекта или просто мероприятий, позволяют создавать «связи», облегчающие сбор и организацию информации.

При этом Hautlence — один из редких современных часовых брендов, который дистанцировался от самой эмоциональной и увлекающейся аудитории, то есть женщин.

У нас были в прошлом дамские модели, и я бы не назвал их удачными. Нужно быть реалистичными. Мы — маленький бренд. И к тому же, если считать «дамскими» обычные мужские часы с бриллиантами, то не понятно, зачем нам повторять за другими (смеется). Нам нужно сконцентрироваться сейчас на том, что у нас получается лучше всего.

Invictus Vida Loca Choppers на базе Dubuis Depraz

Invictus Vida Loca Choppers на базе Dubuis Depraz

В прошлом году вы создали турбийон на основе механизма, произведенного H. Moser & Cie., входящей с вами в общий холдинг. Вы планируете развивать это сотрудничество?

Безусловно. И мы стараемся все больше и больше взаимодействовать также в вопросах дистрибуции и маркетинга. Что касается разработки механизмов, то это двустороннее движение: наши инженеры сейчас работают над новой оригинальной конструкцией, которая будет реализована под брендом H. Moser & Cie.

Глава H. Moser & Cie. Эдурад Мейлан известен своей непримиримой позицией в противопоставлении «традиционных» и «умных» часов. Вы ее разделяете?

Не совсем. Я считаю, что нельзя отрицать очевидные изменения. И так жестко разделять часовое дело на «традиционное» и «инновационное», «чистое» и «нечистое» не годится. Надо принимать любую реальность и думать, что мы можем из этого извлечь. Например, многие люди сейчас используют свои смартфоны в равной степени и как коммуникаторы, и как источник игр. Что ж, в этом отношении Labyrinth — точно в тренде. Это наручный прибор с игрой, и ему не нужна подзарядка или сеть (смеется).  

Ну почему бы вам все-таки не добавить стрелки в механизм Labyrinth?

Потому что это не часы. А механический игровой прибор. Он представлен всего двумя лимитированными сериями в белом и розовом золоте, и этим выпуск и ограничится. Зато уже на ближайшем SIHH мы представим совершенно новую игру, которая, думаю, вас удивит и обрадует.

А вы не боитесь, что такой несложный прибор, как Labyrinth, кто-то скопирует?

Дизайн защищен, на механизм тоже получен патент. И я не боюсь. Нас постоянно пытаются копировать. И от этого популярность Hautlence только возрастает.