Персона

Патрик Хоффман | Шесть рубежей Ulysse Nardin

 

«Мои Часы» #5-2016

Обсудить на форуме Оформить подписку

Патрик Хоффман | Шесть рубежей Ulysse Nardin

В этом году Ulysse Nardin вновь выступил в привычной роли возмутителя спокойствия камерного мира часового искусства, представив модель Marine Grande Deck Tourbillon, которая не оставила равнодушными даже самых циничных и пресыщенных знатоков. Однако акробатическая стрелка-лонжерон — это лишь вишенка на торте одной из самых инновационных часовых мануфактур. Подробно о новых моделях Ulysse Nardin, кремниевой технологии и ближайших планах компании рассказал ее глава Патрик Хоффман.

В этом году Ulysse Nardin празднует 170-летие.  Какой главный подарок вы приготовили поклонникам марки?

На самом деле Ulysse Nardin отмечает в этом году несколько юбилеев, из которых 170 лет существования компании — безусловно значительный, но не самый главный. Дело в том, что в западной традиции не принято привлекать внимание к каждому десятилетию. Имеют значение первые круглые даты, потом счет идет на века (смеется). Если серьезно, то в Швейцарии мы привыкли отмечать юбилеи, кратные четверти века, поэтому большое событие ожидается через пять лет — когда Ulysse Nardin исполнится 175. А в этом году у нас есть три важные даты: 15 лет коллекции Freak, 15 лет кремниевой технологии и 20 лет направлению Marine. Именно Marine я считаю главным героем этого года, в этой коллекции мы представили самые потрясающие премьеры, и в том, что касается рекламы и коммуникаций, этой линии будет уделено наибольшее внимание.

Часы Marine Diver Black Sea

Marine Diver Black Sea с автоматическим калибром UN-26 корпусе 45,8 мм из стали и каучука

Почему?

Потому что юбилей Marine символизирует начало новой эры в истории Ulysse Nardin. Пять лет назад мы представили первый мануфактурный калибр Marine Chronometer, в 2014-м он дополнился хронографом, и уже тогда у нас в компании был план сделать Marine главной линией повседневной мануфактурной классики. Для этого нужно было добавить еще одно востребованное усложнение — годовой календарь. Мы взяли за основу конструкцию, разработанную Людвигом Окслином, который ранее создал знаменитый вечный календарь Ulysse Nardin, и интегрировали ее в хронограф. При этом цена новой модели осталась на прежнем уровне.

 Хотя это полностью мануфактурный калибр?

Совершенно верно. С нашим собственным кремниевым спуском. Это отличное предложение для тех, кто рассматривает Marine Chronograph Annual Calendar как надежное, долгосрочное приобретение.

Здание мануфактуры Ulysse Nardin в Ле-Локле

Здание мануфактуры Ulysse Nardin в Ле-Локле

Странно, что вы первым в ряду юбилейных премьер Marine упомянули именно годовой календарь, а не Grand Deck Tourbillon, о котором все только и говорят.

Как я уже сказал, Marine Annual Calendar — это начало новой главы в истории Ulysse Nardin, история, которая будет определять стратегию компании на годы. А что касается Grand Deck — это, конечно, сенсация, фантастический концепт, который сразу привлекает внимание. Что тоже вполне в духе Ulysse Nardin, поскольку мы никогда не упускаем возможность реализовать что-то смелое, безумное, то, что больше никому не придет в голову сделать. Хоть эта модель и выпущена тиражом всего 18 экземпляров, о ней действительно все говорят.

А как родилась идея этого концепта?

Четыре года назад ее предложил Кристоф Кларе. Нас с ним связывают долгие годы сотрудничества. когда Кларе в 1988 году только открыл свое ателье, Ulysse Nardin стал одним из самых первых его клиентов. Например, он разрабатывал для нас минутные репетиры. И когда он обратился ко мне с идеей кабельной трансмиссии, чтобы управлять стрелкой на циферблате, я тут же представил ее в образе мачты на тросах, реющей над палубой, и подумал — это же отличное решение для Marine!

Часы Ulysse Nardin Marine Chronograph

Marine Chronograph Annual Calendar с мануфактурным калибром UN-153 и Marine Diver Chronograph Hammerhead Shark с мануфактурным калибром UN-150 

То есть Кристоф Кларе создал механизм для Grand Deck?

Нет, он только предложил идею. Все расчеты, чертежи и производство осуществлялись на мануфактуре Ulysse Nardin в Ле-Локле. Естественно, нашим инженерам пришлось самим додумать много конструкционных деталей, которые потом были запатентованы. К тому же хочу напомнить, что это не единственный концепт в юбилейном ряду Marine. Мы также выпустили фантастический прибор SuperCat в честь сотрудничества с командой Artemice Rasing. Конструкция механима отчасти похожа на Freak.

А почему юбилей Marine для вас важнее, чем 15-летие Freak?

Хороший вопрос. Я бы сказал потому, что Freak, который когда-то задумывался как экспериментальная модель, стал полноценной коллекцией, флагманом марки. На нем даже не надо писать Ulysse Nardin и изображать якорь, чтобы узнать эти часы  выпустили лимитированную серию Anchor Tourbillon, которая была полностью раскуплена. С этого года мы представили этот механизм турбийона уже в нелимитированном исполнении, в различных вариациях оформления. Со временем спуск Ulysse Anchor будет использоваться и без турбийона.

Часы Marine Chronometer Lady

Marine Chronometer Lady с мануфактурным калибром UN-118 в золотом корпусе 39 мм с 160 бриллиантами

А зачем ему вообще был нужен турбийон?

Ответ очевиден: потому что турбийон позволил открыть спуск и продемонстрировать его со всех сторон на вращающейся платформе. Когда представляешь новое изобретение, очень важно, чтобы люди сразу своими глазами увидели его и оценили. Теперь, когда мы его всем показали и протестировали в реальных условиях, можно поместить Ulysse Anchor и в обычные хронометры. Там, где он, как и положено, будет виден только со стороны задней крышки.

Может, и дополнить другими усложнениями?

И это тоже планируется.

А что вы имели в виду, когда говорили о тестировании спуска? Какие у него были потенциально слабые места?

В конструкции Ulysse Anchor самым важным является не столько его точность хода как таковая, сколько то, что это спуск постоянной силы. И пока мы не убедились, что он действительно дает постоянный одинаковый импульс вне зависимости от уровня завода, то нечего было и думать запускать его в постоянную серию.

Концепт SuperCat

Концепт SuperCat с мануфактурным калибром UN-910 вдохновлен катамараном Artemis Racing

В основе Ulysse Anchor лежит кремниевая технология, которую Ulysse Nardin использует с 2001 года. Тогда предсказывали, что кремний совершенно изменит лицо часового искусства. Однако прошло 15 лет — а кремний так и не стал обычным массовым явлением в механике. Что мешает его популярности?

О, абсолютно ничего. Вам кажется, что «кремниевая лихорадка» сошла на нет, потому что производители стали меньше привлекать внимание к тому, что они используют эту технологию. Еще Пьер Гигакс, которого я считаю «крестным отцом кремния», утверждал: однажды люди перестанут говорить о кремниевых спусках, и это будет хороший знак — значит, их использование уже стало обычным делом. Так что я уверен, что со временем кремниевые спирали будут использоваться по умолчанию наравне с обычными, а может, и вытеснят их. Просто потому что они лучше.

Концепт SuperCat, с мануфактурным калибром UN-910

И все-таки давайте вернемся к 170летию. Вы можете сейчас назвать пять самых важных событий в истории Ulysse Nardin с момента основания?

Всего пять? Давайте попробую. Итак, первая веха — это 1893 год, карманные часы, завоевавшие золотую медаль Чикагской всемирной выставки. Затем 1985-й — первая модель Trilogy Set, созданная Людвигом Окслином всего через два года после того как Рольф Шнайдер возродил компанию. Третья веха приходится на 1996 год. Тогда марка представила первый вечный календарь и коллекцию Marine. Затем 2001-й — когда появился Freak. Пять событий уже закончились, но я все равно добавлю 2011 год — мы представили первый мануфактурный механизм, который стал началом индустриализации Ulysse Nardin. Ближайшая цель — полный переход на собственное производство.