Культ

Seiko Presage Enamel | Тайна вечного сияния

 

«Мои Часы» #2-2017

Лиза Епифанова

Обсудить на форуме Оформить подписку

Baselworld


Подпишись
на новости:

Согласен с условиями обработки персональных данных

Seiko Presage Enamel | Тайна вечного сияния

В прошлом году в честь 60-летия выпуска первых автоматических часов Seiko японская компания представила обновленную линию повседневной механики Presage, оснастив ее передовыми автоматическими калибрами. В коллекции были две особые юбилейные модели хронографа — с черным лаком уруси и с белым циферблатом, покрытым горячей эмалью Grand Feu вручную мастером Митсуру Йокозавой.

Лимитированные выпуски оказались настолько успешными, что в 2017 году на BaselWorld были представлены сразу четыре новые модели с тремя различными калибрами и эмальерными циферблатами ручной работы. Они поступят в продажу уже осенью этого года и станут постоянной и неограниченной частью коллекции Seiko Presage.

Белые одежды

Многие любители часов, слыша про горячую эмаль, с пониманием кивают, но в душе давно задаются вопросом: почему вокруг этой технологии подняли столько шума? В конце концов, эмаль — вещь очень распространенная. Ею покрывают посуду, чугунные ванны и даже водопроводные трубы. И чем, спрашивается, один белый циферблат так сильно отличается от другого?

Даже с первого взгляда видно, что циферблат, вручную расписанный расплавленной эмалью, намного красивее своего промышленного собрата. Но главное преимущество сложной и кропотливой технологии становится очевидно со временем. Традиционная горячая эмаль, являющаяся близкой родственницей кварцевого стекла, обладает всеми его преимуществами: светопропускной способностью, устойчивостью к окислению и воздействию температур. Эмалевый циферблат, защищенный стеклом, останется белым и ровным долгие годы, радуя своего владельца глянцевым блеском и приятным ощущением тепла.

Seiko 1924

Первые японские наручные часы, выпущенные в 1924 году, на циферблате которых появилось название Seiko

Можно увидеть, насколько хорошо сохранились такие циферблаты, произведенные больше ста лет назад. Наглядный пример — хронометр Time Keeper, одни из самых первых карманных часов, выпущенных Кинтаро Хаттори в 1895 году, вскоре после основания своей часовой компании. Сейчас они выставлены в музее Seiko в Токио, и хотя корпус почернел и покрылся патиной, циферблат с римской разметкой по-прежнему сохраняет чистоту и яркость.

Белой эмалью был также покрыт циферблат легендарных часов Laurel, первых наручных часов, выпущенных в Японии в 1913 году. Чтобы продемонстрировать преемственность этой традиции, облик юбилейных хронографов Seiko Presage 2016 года был во многом заимствован у Laurel: та же крупная арабская разметка, синие стрелки на фоне белой эмали и выделенная красным цветом цифра 12. Справедливости ради надо добавить, что техника Grand Feu была использована и для изготовления наручных часов 1924 года — первых в истории компании, на циферблате которых появилось имя Seiko.

Time Keeper 1895

Карманный хронометр Time Keeper выпущен в 1895 году

Фактически свои позиции в часовом деле горячая эмаль уступила только во время Второй мировой войны, когда появились более легкие в нанесении, практичные и — что уж скрывать — не такие хрупкие типы покрытия. А с распространением различных полимеров необходимость в ступке, кисточке и печке и вовсе отпала. В результате всего несколько мастеров во всем мире к концу прошлого века сохранили традиции искусства нанесения эмали Grand Feu. И удивительно, что один из них — в Японии, хотя эта техника изначально пришла на Восток из Европы.

японские наручные часы Laurel 1913 год

Первые японские наручные часы Laurel, выпущенные в 1913 году

Митсуру Йокозава начал изучать эмальерное искусство еще в 1971 году, когда работал на фарфоровой фабрике Fuji Porcelain Enamel Co. В то время как в основном мастера по эмали ловко покрывают глазурью поверхности от 10 см2, Йокозава специализировался на миниатюрных изделиях, чей диаметр не превышает 3 см, став единственным мастером такого класса в Японии. После десятилетий совершенствования в своем ремесле, он был приглашен Seiko для создания циферблатов Seiko Presage, не уступающих в красоте и долговечности модели Laurel столетней давности.

Часы Presage Enamel Automatic Chronograph SRQ023J

Премьера Базеля-2017: Presage Enamel Automatic Chronograph SRQ023J1 стальной корпус 42 мм с белым эмальерным циферблатом, автоматический калибр 8R48 с колонным колесом и вертикальным зацеплением , запас хода 45 часов, WR 100 метров

Кварцевая кухня

Искусство изготовления эмали существует более трех тысяч лет, появившись, как и многие декоративные техники, на Ближнем востоке. Сам материал представляет собой массу из стекловидного порошка, разведенного водой до нужной консистенции. По классическому рецепту основа для эмали состоит из кварцевого песка, борной кислоты и свинцового сурика. Кварц (SiO2) составляет 30-55% большинства художественных эмалей. К стекловидной основе, измельченной и растертой в пудру, мастера добавляют различные присадки, дающие нужный эффект. Скажем, для того, чтобы обеспечить эмали непрозрачность, также называемую «опаком», в состав порошка добавляют окись олова или трехокись мышьяка. В древние времена эмали или фарфору придавали опаковые свойства добавлением таких «глушителей», как, например, костяная зола или белая каолиновая глина.

Часы Presage Enamel Multi-hand Automatic SPB045J1

Премьера Базеля-2017: Presage Enamel Multi-hand Automatic SPB045J1, стальной корпус 40,5 мм, автоматический калибр 6R27 с запасом хода 45 часов, WR 100 метров

Сто забот мастера Йокозавы

Технологически процесс покрытия поверхности эмалью не представляет особой сложности. Мастер разводит порошок водой, после чего тонкой кисточкой или особым шпателем аккуратно наносит гла зурь на поверхность. Если состав получился слишком жидким и эмаль растекается — ничего страшного, можно добавить еще порошка. Если, наоборот, слишком густым, всегда можно подлить воды. Умение разводить правильный состав, который после обжига дает идеально ровное покрытие, приходит исключительно с опытом и является первым знаком профессионализма мастера.

Многое зависит и от материала основы. Лучше, если сама поверхность будет шероховатой, это обеспечивает прочность сцепления эмали и металла. Кроме того, надо учитывать светящуюся силу самого металла. Например, медь очень хорошо держит эмаль, но на чистой медной основе даже самое плотное эмальерное покрытие выглядит тусклым и грязным. Очень хорошо эмаль сияет на серебре и золоте, а также на медных сплавах с белыми металлами, например на томпаке.

Митсуру Йокозава

Митсуру Йокозава начал изучать эмальерное искусство в 1971 году и сегодня он единственный мастер в Японии, владеющий искусством нанесения эмали на поверхность циферблата Seiko, диаметр которого менее 3 см

Для циферблатов Seiko мастер Йокозава применяет особую технологию обработки поверхности. Вначале наносит масло, потом его смывает, промывает циферблат в кислоте и затем наносит слой никеля для лучшего сцепления с эмалью. Все усилия того стоят — чем тщательнее подготовлен грунт, тем долговечнее и наряднее получит ся циферблат. Чтобы добиться ровного слоя, при нанесении глазури поверхность надо периодически легонько встряхивать. На циферблат часов состав наносится с обеих сторон — чтобы избежать деформации и окисления металла при температурном воздействии. Перед тем как поместить покрытое эмалью изделие в печь для запекания, его надо высушить, удалив влагу, иначе при температуре 800о-850оС (это и есть так называемый «большой огонь», или Grand Feu) состав мгновенно закипит, что испортит поверхность. Сушат эмаль просто — иногда прямо перед печкой при температуре 80о, достаточной, чтобы выпарить влагу. Даже покрытие эмалью одного цвета требует нанесения не менее трех слоев, каждый из которых высушивается и запекается отдельно. Конструкция печи для обжига не сложная, главное условие — избежать прямого контакта эмали и пламени, поэтому раньше она состояла из двух отдельных камер, а сегодня просто используются мощные электрические печки.

После того как циферблаты вынуты из печи, их надо охладить, проверить на сколы, деформацию и убрать мелкие дефекты, например окалины на металле. Наконец, для придания ровного блеска необходим завершающий этап: готовый белый циферблат шлифуют и в последний раз помещают в печь для финального запекания.

Presage Enamel Automatic SPB049J1

Премьера Базеля-2017: Presage Enamel Automatic SPB049J1, стальной корпус 46х39,5 мм, автоматический калибр 6R15,WR 50 метров

После этого он надолго останется сияющим и белым — даже когда сойдут снега с вершины Килиманджаро, классический циферблат Grand Feu, изготовленный по всем правилам, будет сверкать, как свежевыпавший снег.

В кластер, закладываемый в печь, помещается около дюжины циферблатов. С учетом всего времени, нужного для подготовки основы, нанесения глазури и нескольких этапов запекания, можно прикинуть, что даже в одиночку такой опытный мастер, как Митсуру Йокозава в день может изготавливать до 60 циферблатов, таким образом, затратив на выпуск компонентов лимитированной серии из 1000 экземпляров от силы месяц.

Часы Presage Enamel Automatic SPB047J1

Премьера Базеля-2017: Presage Enamel Automatic SPB047J1, стальной корпус 40,5 мм, автоматический калибр 6R15, WR 100 метров

Что, безусловно, неправда. С таким хрупким и капризным материалом спешить нельзя. Потому что после финальной полировки и обжига, даже если все было сделано очень тщательно и по правилам, наступает последний, самый ответственный и зачастую разочаровывающий этап — контроль качества. Каждый циферблат подлежит детальному исследованию, чтобы гарантировать безупречность эмалевого слоя и исключить возможные дефекты. Даже у самого опытного мастера не менее трети циферблатов выбраковываются, поскольку процесс расправления эмали на металле сложный и не всегда точно прогнозируемый. А чем серьезнее творец, тем жестче его критерии к полученному результату.

Часы Presage Automatic SPB041J1

Presage Automatic SPB041J1, стальной корпус 40,5 мм, с автоматическим калибром 6R27 из коллекции 2016 года с обычным светлым циферблатом с вертикальным узором

После удачного прохождения строгого отбора господином Йокозавой эмальерные циферблаты готовы к отправке, чтобы стать лицом часового мастерства Seiko.

Теперь очевидно, что хотя коллекция Presage Enamel, представленная в 2017 году, не ограничена точным числом моделей, говорить о массовой серийности тут не приходится. Каждый экземпляр все равно является образцом ручной работы, лимитированным физическими возможностями мастера.

циферблаты Seiko

Этап первый: подготовка поверхности - Этап второй: разведение эмали - Этап третий: нанесение эмали - Этап четрветый: запекание - Этап пятый: проверка качества циферблатов

Римский модерн

В новую коллекцию вошли четыре модели, частично знакомые по прошлогодней премьере Presage от Seiko. У всех высокие характеристики надежности, включая защиту от магнитного воздействия до 4800 A/m. Главная звезда новой линии — Presage Multi-hand Automatic с калибром 6R27, дебютировавшим в этом корпусе в прошлом году, но с обычным светлым циферблатом. Основные индикаторы остались на своих местах: боковая секундная стрелка у «6 часов» и указатель 45-часового запаса хода у отметки «9 часов». Правда, арабская разметка с красной цифрой сменилась на изысканную римскую разметку в стилистике карманных часов XIX века. Корпус, сохранив прежний диаметр 40,5 мм, стал тоньше — 12,8 мм вместо прошлогодних 13,1 мм.

В целом вся новая линия Presage Enamel выполнена в стиле изящной классической элегантности раннего модерна, что подчеркивает связь с первым хронометром Seiko Time Keeper, а также максимально раскрывает красоту эмали.

Presage Limited Edition Chronograph SRQ019J1

Presage Limited Edition Chronograph SRQ019J1 с белой эмалью был выпущен в 2016 году серией в 1000 экземпляров

Достаточно сравнить лимитированный хронограф SRQ019J1 прошлого года и новый SRQ023J1. Притом что механизм остался прежним — это 8R48 с вертикальным зацеплением и колонным колесом, а габариты и стиль корпуса практически не изменились, даже форма заводной головки и кнопок, циферблат с тонкими римскими цифрами и листовидными воронеными стрелками приобретает совершенно другое «лицо».

А квинтэссенцией часовой классики стали две совершенно новые модели серии — в круглом и бочкообразном корпусе, обе оснащенные автоматическим калибром 6R15 с запасом хода 50 часов: без каких-либо излишеств, только с центральной секундной стрелкой и окном даты. Новые Seiko Presage будто созданы для того, чтобы оставить их в наследие потомкам — ведь и через сто лет их универсальный дизайн не устареет. А эмаль не утратит своего блеска.