Бренд-портрет

Konstantin Chaykin: Джокер в рукаве

Konstantin Chaykin: Джокер в рукаве Год столетия революции выдался исключительно удачным для Константина Чайкина и всех поклонников его творчества. Накануне мастер был выбран президентом Академии независимых часовщиков AHCI. А на выставке в Базеле представил настоящий бестселлер — Joker.

Эти часы уже отобраны в шорт-лист женевского Гран-при, а тем временем Чайкин едва успевает их делать: первая серия Joker и последующий Clown были почти сразу раскуплены. В ожидании выхода второй редакции «Джокера» в титановом корпусе стоит обсудить феноменальный успех ухмылки времени от первой российской часовой мануфактуры.

СЕКРЕТ ЕГО УЛЫБКИ

Люди — эгоисты. То есть наше сознание весьма антропоцентрично, ему инстинктивно свойственно выявлять человеческие черты в неодушевленных предметах и даже случайном сочетании пятен. Этот феномен имеет название — парейдолия, и он уже давно используется художниками и дизайнерами. Правда, почему-то внимание чаще всего привлекают курьезные случаи. Например, картофелина, похожая на человеческое лицо, или отпечаток лика Мадонны на поджаренном тосте. А, между тем, парейдолия — важная составляющая эволюции сознания, один из базовых априорных навыков, доставшийся нам в наследство от предков, которые научились мгновенно различать братского homo sapiens среди прочих одушевленных морд.

Увидеть человеческие черты — означает распознать потенциального собеседника, равного по разуму и способности к коммуникации. Проще говоря, узнать друга.

И это главный секрет, который знают все часовщики, но предпочитают о нем особенно не распространятся. 

Суть его в том, что классический циферблат привлекательнее любого цифрового дисплея тем, что попросту похож на человеческое лицо. Достаточно взглянуть на традиционный хронограф: бикомпаксные счетчики — это глаза, а, расположенный у отметки «6 часов» третий счетчик или окно даты — рот. Стрелки, путешествующие по кругу, меняют выражение «лица» с грустного на веселое и наоборот. Именно поэтому часовщики стараются расположить счетчики симметрично вертикальной оси — чем более антропоморфным выходит циферблат, тем больше к нему тянется человек. Просто как к разумному собеседнику.

Впервые Константин Чайкин заметил эту особенность на примере своей модели Decalogue. По сути — сверхсерьезные часы с лунным календарем и десятью заповедями должны были наводить на мысли о суетности жизни и трубах Судного дня. Действительно, если версия Decalogue Luah Shana, покрытая ручной гравировкой, выглядела очень торжественно, то ее версия Decalogue Rega заставляла... улыбаться.

Разгадка крылась в индикаторе лунного календаря в нижней части циферблата — в модели Decalogue Rega он был перевернут полумесяцем вверх, напоминая настоящую улыбку. А на положительную эмоцию инстинктивно хотелось ответить тем же. Тогда мастер задумался: а почему бы не усилить эффект?

К лунному календарю, который приобрел жизнерадостный красный цвет, добавились два «глаза» — дисковые указатели часов и минут, которые создают потрясающий эффект вращающихся зрачков.

В результате получились первые в мире часы, которые устанавливают мгновенный эмоциональный контакт с владельцем потому, что сами умеют выражать эмоции. И несомненно удачно был выбран сам главный образ дизайна циферблата — Джокер — мистическая карта, шут, сочетающий мудрость и смех. Самый популярный и неоднозначный антагонист из вселенной Готэма.

Кто-то может сказать, что это была удачная находка. Но подобная «находка» невозможна без долгой предыстории. Как периодический закон химических элементов привиделся Менделееву после пятнадцати лет исследований в области химии, так и улыбку Джокера увидел в лунном календаре именно Константин Чайкин, почти пятнадцать лет фактически в одиночку посвятивший себя развитию самобытного российского часового искусства.

ЯЗЫК МЕХАНИКИ

Инженер из Санкт-Петербурга изготовил свои первые часы в 2003 году. Это был, ни много ни мало, настольный «парящий» турбийон. В качестве базы механизма были использованы элементы часов «Весна», зато все детали усложнения мастер сделал сам по собственным чертежам, так же как сборку и ручную обработку колес. Уникальность истории Чайкина не только в том, что увлечение превратилось в профессию, а в том, что он не стал искать теплого места в Швейцарии или Германии, поближе к развитому часовому производству и соответствующей инфраструктуре, а вместо этого проделал поистине титаническую работу, чтобы создать высококлассное производство в России. В 2010-м он был избран полноправным членом престижной швейцарской Академии независимых часовщиков AHCI, а уже в 2011 году при поддержке компании «Ника» мастер переехал в Москву, где открыл собственную мануфактуру Konstantin Chaykin в знаковом историческом месте, недалеко от заповедника «Коломенское».

Те, кто знакомы с Константином Чайкиным, знают, что для него этот вопрос принципиальный. Конечно, он использует импортные станки, швейцарские и прочие европейские детали (для серийных моделей и мастер этого совершенно не скрывает), но главное условие неизменно соблюдается — это российское происхождение часов от идеи до финишной обработки, потому что именно так они приобретают узнаваемое лицо, способность «говорить» с владельцем на собственном языке. Культурная составляющая — пожалуй, самая ценная часть изделий мануфактуры Konstantin Chaykin. Мастер придерживается принципа, что часовая механика должна не только сообщать время или размер доходов своего владельца, но и просвещать и доставлять осмысленное удовольствие.

ТРИ ГЛАВЫ

Взглянув с этой точки зрения, можно понять логику многочисленных изобретений Константина Чайкина, придуманных им за полтора десятилетия работы. В целом все часы можно разделить по трем темам: календарные, анимационные и философские.ё

Сложные календари, особенно комбинирующие стандартное и ритуальное летоисчисление — это триумф математической мысли в механике, умение рассчитать алгоритм и воплотить его в соответствующих колесных системах, фактически, создать «механический компьютер». Все серьезные часовые изобретатели, включая Людвига Окслина, Роже Дюбуи и Курта Клауса, прославились именно своими календарными модулями, и имя Константина Чайкина (особенно после создания монументальной «Северной Пасхалии») законно стоит в этом ряду.

Другое направление часовых экспериментов Чайкина — это разработка, на первый взгляд, развлекательных движущихся модулей, например, зоопраксископа в часах Cinema или минутной индикации Carpe Diem, имитирующей песочные часы. В отличие от статичных календарей такая «анимация» является самой динамичной и популярной темой в современной часовой механике, ведь она создает тот самый эффект «общения» часов с владельцем. Ну и, конечно, придумать модуль, который умеет показывать уникальное представление — это тоже вызов инженерной фантазии.

И, наконец, третье направление, которое по сути объединяет все математические изобретения Чайкина, относится к философскому дизайну, лежащему в основе замысла каждой его модели. Konstantin Chaykin не представляет просто «красивые» или просто «практичные» часы. Они непременно рассказывают какую-то историю. Будь то Levitas с парящими стрелками, одинокая стрелка Genius Temporis, брутальный кованый корпус Lunokhod, календарные «Пасхалии», Hijra, Decalogue, тот же кинескоп Cinema —  знакомство со всеми этими часами напоминает чтение хорошей книги. С каждым днем в них можно находить новый смысл и удовольствие.

ИСПЫТАНИЕ ВРЕМЕНИ

Собственно, так получилось, что к 2017 году Константин Чайкин придумал две главные увлекательные истории, которые к тому же оказались очень личными для самого мастера. Первая история — про путешествия.

Опять же многие знают, что Чайкин сам является заядлым альпинистом и путешественником, причем постоянно берет в восхождения все новые модели своих часов. Однако он признает, что, конечно, не очень практично подниматься на Эверест в булатном «Луноходе» или сапфировом Levitas. Таким образом родилась идея соединить экстремальные увлечения и механические изобретения Konstantin Chaykin. Еще в 2015 году мануфактура представила часы «Время России» с запатентованным механизмом, одновременно отображающим время во всех одиннадцати  временных зонах Российской Федерации. На их создание Константина Чайкина вдохновили старинные настольные часы российского мастера Ивана Юрина, представленные в Фермерском дворце в Петергофе. В них, правда, время в каждом из городов Российской империи показывалось на отдельном именном циферблате, но идея была воспроизведена точно: на территории России расположено больше часовых поясов, чем в любой стране мира, и каждый из них имеет свой титульный город. Конечно же, путешественнику в России проще перевести время с московского на иркутское, чем высчитывать разницу между GMT+3 и GMT+8. Модель в стальном корпусе диаметром 44 мм была выпущена тиражом 99 экземпляров. А через год у нее появилось роскошное продолжение — версия Russian Time Kruzenshtern, посвященная первой кругосветной экспедиции Ивана Крузенштерна. Она уже была представлена в золотом корпусе и украшена эмалью и ручной гравировкой. Новое прочтение концепции, появившееся в 2017 году, придется по вкусу активным путешественникам — это проект «Путник», представляющий те же российские часовые зоны, но с практичным кварцевым механизмом и в корпусе с высокими защитными характеристиками. И цена у «Путника» как раз подходящая для самых смелых испытаний.

ЛИЦО ВРЕМЕНИ

Но, конечно, любимец часовых коллекционеров — это Joker. Не случайно Константин Чайкин держал в тайне этот проект вплоть до самой выставки в Базеле. Потому что оценить часы по фотографии — потерять половину их обаяния. Выражение «лица» циферблата меняется каждую минуту вместе с движением «зрачков» индикации. Фокус в том, что на самом деле в дизайне нет никаких ярко выраженных антропоморфных черт: и лунный календарь, и часовой с минутным циферблаты по отдельности представляют собой классические часовые элементы. Таково свойство парейдолии, которым умеют пользоваться только по-настоящему талантливые художники, создавая «эффект собеседника», не выходя за рамки хорошего вкуса.

В «Джокере» собраны все главные «коды» мануфактуры. И лунный календарь, и анимация, и гипнотический дизайн. Но реализовано все настолько просто и изящно, что удивительно, почему никто не додумался до этой идеи раньше. Дисковый модуль разработан на мануфактуре Konstantin Chaykin и состоит из более чем 60 деталей. А реализован он на базе хорошо известного ЕТА 2824-2 — безотказного «автомата». Тут есть много плюсов. Часы более или менее просты в производстве, надежны, и цена приятно ниже обычных мануфактурных изделий Чайкина. Ниже сейчас. Очевидно, что с каждой полученной наградой, с каждой
новой интерпретацией цена на первые серии «Джокера» будет только расти.

Как доказательство — серия Clown, выпущенная осенью специально к выходу фильма «Оно» по Стивену Кингу. Глаза и улыбка циферблата, превратившиеся в леденящее душу лицо клоуна Пеннивайза, были созданы ограниченным тиражом в 27 экземпляров, знаменующих число лет со дня выхода культового романа.

Страшно притягательно — пожалуй, это самый подходящий оксюморон для описания часов «Джокер» и всех их вариаций. Как утверждает сам Константин Чайкин, сегодня от часовщика требуется не следовать слепо канонам классической традиции, а иметь смелость открыто показать саму суть часовой механики. Часы никогда не привлекали тем, что просто показывали время — иначе они были бы не интереснее, чем термометры и другие измерительные приборы. Часы всегда были аллегорией жизни, мыслей и ценностей человека. В этом отношении Joker не просто стильный механический аксессуар, вдохновленный харизматичным персонажем.

Джокер — это разговор человека с вечностью.