Бренд-портрет

Girard-Perregaux: Мост во вселенную

Girard-Perregaux: Мост во вселенную Созданные в мастерских Girard-Perregaux модели отмеряют вехи мирового развития часового дела. Сегодня мануфактура доказывает, что часы, появившиеся на страницах учебников часовых школ, продолжают давать импульс революционным свершениям в XXI веке.

В прошлом году, когда Girard-Perregaux отмечала 225-летие, в доме 129 на улице Прогресса в Ла-Шо-де-Фоне открылся новый музей мануфактуры. Его экспозиция — больше, чем рассказ об истории одной компании. Созданные в мастерских Girard-Perregaux модели отмеряют вехи мирового развития часового дела. Сегодня мануфактура доказывает, что часы, появившиеся на страницах учебников часовых школ, продолжают давать импульс революционным свершениям в XXI веке.

Имя обязывает

По истории Girard-Perregaux можно изучать хитросплетения швейцарских часовых династий, чьи представители несут ответственность за то, что их родина стала признанной страной часов. Свое начало Girard-Perregaux отсчитывает с 1791 года, когда появились на свет первые часы женевского мастера Жана-Франсуа Бота. Бот был владельцем фабрики, где часы проходили все циклы производства: от изготовления корпусов и механизмов до инкрустации и покрытия эмалью. Известность часов Бота была так высока, что он открыл салоны в Женеве, Париже и Флоренции, принимал представителей российской царской семьи, Бальзака, Дюма и будущую королеву Викторию. Позднее часовой дом Бота превратился в компанию Rossel & Fils в честь представителей семьи Россель, объединившихся с наследниками Жана-Франсуа.

Girard-Perregaux Laureato Skeleton

Girard-Perregaux Laureato Skeleton в корпусе 42 мм из розового золота оснащен автоматическим калибром GP01800-0006 со скелетонизированными мостами и сектором подзавода, запас хода 54 часа, WR 100 метров

Наследие Бота в 1906 году вошло в архивы часового дома Girard-Perregaux — совместного детища Константа Жирара и его жены Мари из часовой династии Перрего. Констант покинул этот мир в 1903 году, и отвечать на вызовы нового века, сходящего с ума по скорости, пришлось его сыну Константу Жирар-Галле. Впрочем, ему было на что опереться. Констант Жирар словно предвидел грядущее увлечение высокоточной хронометрией и уже в середине XIX века занялся исследованиями границ точности, которые могут дать механические часы. Взяв за основу изобретение Бреге, он создал турбийон с тремя мостами необычной конструкции. В 1867 году турбийон с параллельными мостами получил награду Невшательской обсерватории, а в 1889 году — золотую медаль четвертой всемирной выставки в Париже. Турбийоны от Girard-Perregaux настолько опередели своих конкурентов, что с 1901 года Констант Жирар и его творения были выведены из конкурса, и часовщика перевели на почетное место в жюри.

Place Girardet Launch of Sputnik в честь запуска первого спутника Земли

Place Girardet Launch of Sputnik в честь запуска первого спутника Земли

Тридцать лауреатов

ХХ век принес новые технологии и стал временем новых рекордов. В 1971 году, когда стандарты точности начинает задавать кварц, инженеры Girard-Perregaux создали первый швейцарский кварцевый механизм с погрешностью в пределах 1 минуты в год. Интересно, что достичь этих результатов удалось специалистам из собственного исследовательского отдела компании, в то время как другим швейцарским компаниям приходилось объединяться для изучения новой технологии. Успех Girard-Perregaux в очередной раз стал достижением для всей отрасли.

Музей мануфактуры Girard-Perregaux

Калибр 350 к 1975-му трансформировался в высокоэффективный тонкий калибр 705, и для него сразу же нашлась и достойная новая модель — Laureato, назвать которую итальянский дистрибьютор марки предложил в честь фильма «выпускник». Элегантные спортивные часы наверняка подошли бы главному герою картины в исполнении Дастина Хоффмана. Лощеный выпускник колледжа, покоряющий автостраду в красном кабриолете Alfa Romeo Spider, смог бы оценить механизм, установивший новую планку для кварца, — 32 768 Гц. Толщина и диаметр калибра (25,6 мм) позволили использовать механизм для женских моделей: уже в 1978 году появились первые представители семейства Laureato для прекрасного пола.

Girard-Perregaux Neo-Bridges Automatic Titanium в корпусе 45 мм из титана с автоматическим калибром GP08400 с покрытием NAC и черным PVD

Neo-Bridges Automatic Titanium в корпусе 45 мм из титана с автоматическим калибром GP08400 с покрытием NAC и черным PVD

Универсальным оказался и дизайн модели с тонким восьмиугольным рантом, вписанным в сатинированный стальной корпус, плавно перетекающий в спортивный браслет. Представ сначала в виде трехстрелочника с окном даты, в следующие десятилетия Laureato пережил множество перерождений. В 1984 году были представлены Laureato Equation с указателем фаз луны и даже индикацией знаков зодиака. А в год 20-летия коллекции Laureato обзавелся престижным механическим калибром. Спустя два года в серии появились хронографы, а в 1998-м дизайнеры соединии характерный восьмигранник с другой легендой бренда — тремя золотыми мостами и турбийоном.

Girard-Perregaux 1966 WW.TC в корпусе 40 мм из розового золота с автоматическим калибром GP03300 с индикацией мирового времени

1966 WW.TC в корпусе 40 мм из розового золота с автоматическим калибром GP03300 с индикацией мирового времени

В 2017 году в серию вошло почти тридцать новинок, что позволило дому предложить часы в четырех размерах (45, 42, 38 и 34 мм) и различных материалах, а также представить под именем Laureato сразу несколько усложнений, рассказывающих о достижениях бренда.

Часы Girard-Perregaux Laureato в стальном корпусе 42мм с автоматическим калибром GP01800, циферблат с узором Clou de Paris

Laureato в стальном корпусе 42мм с автоматическим калибром GP01800, циферблат с узором Clou de Paris

При этом «выпускник» сохранил узнаваемый облик, черты которого стали более современными. Культовую геометрию подчеркивает искусное сочетание полированных и сатинированных поверхностей. Приблизившийся к краям корпуса мягкий восьмиугольник, усеивающие циферблат «гвоздики» и отсутствие ушек — найденный в 70-е рецепт отлично работает и сегодня. Небольшие корректировки — и часы выглядят удивительно современно. Особенно эффектно традиционные отделки смотрятся в харизматичной модели Laureato 42mm Ceramic, впервые использующей черную керамику для корпуса и браслета.

Есть в коллекции-2017 и модель Laureato Skeleton, смело отказывающаяся от привычного циферблата из-за оправданного стремления продемонстрировать красоту калибра GP01800-0006. автоматический механизм, состоящий из 173 деталей, отличается запасом хода 54 часа. антрацитовое покрытие деталей гармонично сочетается с благородной теплотой розового золота корпуса. Для того чтобы внимательному зрителю было проще следить за работой отдельных деталей из архитектурного лабиринта, для ряда шестеренок использовано родиевого покрытие. Сатинированные детали с идеально обработанными кромками закругляются, создавая технологичный флористический орнамент, над которым сзади вращается скелетонизированный золотой груз подзавода. Laureato Flying Tourbillon Skeleton вновь использует тему открытости, только на этот раз частью калибра, освободившегося от всего лишнего, стал парящий турбийон.

Часы Girard-Perregaux Laureato Tourbillon в корпусе 45 мм из титана с розовым золотом оснащен калибром GP09510 с турбийоном и микроротором, запас хода 49 часов

Laureato Tourbillon в корпусе 45 мм из титана с розовым золотом оснащен калибром GP09510 с турбийоном и микроротором, запас хода 49 часов

В этом году дизайнеры Laureato смело экспериментировали с материалами и усложнениями. В серии представлен Laureato Tourbillon, переосмысливающий идею сочетания турбийона с тремя мостами. Монохромную поверхность циферблата разрывает окно турбийона, закрепленного на одном мосту традиционной заостренной формы. Вращением этого устройства управляет автоматический калибр GP09510 с микроротором — необычное сочетание, с блеском реализованное инженерами мануфактуры. Для корпуса использован еще один оригинальный микс: титан и золото.

Космический танец

Турбийон — одно из любимых усложнений Girard-Perregaux, которое само становится объектом дизайнерских экспериментов. В 2017-м мануфактура представила модель Planetarium Tri-Axial, на циферблате которой соседствуют трехосный турбийон, индикация фазы луны и миниатюрный земной шар. Каретка в форме лиры (этот образ марка использует с 1880 года), вращающаяся за минуту, встроена в модуль, совершающий полный оборот за 30 секунд, который, в свою очередь, соединен с ориентированным вокруг третьей оси элементом, совершающим полный оборот за 30 секунд. Planetarium Tri-Axial — настоящая вселенная в миниатюре, напоминающая о том,что в мире просто не существует ничего статичного.

Часы Girard-Perregaux Laureato Ceramic в корпусе 42 мм из черной высокопрочной керамики, керамический браслет, WR 100 метров

Laureato Ceramic в корпусе 42 мм из черной высокопрочной керамики, керамический браслет, WR 100 метров

Земной шар от Girard-Perregaux вращается за 24 часа и позволяет определять, в каком времени суток находятся жители того или иного полушария.

Регионы, в которых царит день, видны со стороны циферблата, а сзади оказываются страны, погруженные в ночь. Выполненная вручную роспись сферы повторяет карту времен Жана-Франсуа Бота, а поверхность луны отвечает представлениям жителей земли в 1791 году. Более классическая трактовка часов для тех, кто привык контролировать время в нескольких зонах, представлена в модели WW.TC из коллекции «1966». Модель с двумя заводными головками оснащена диском с 24-часовой шкалой, позволяющим узнавать время в главных городах мира.

Земной шар Planetarium Tri-Axial

Дом на улице прогресса

Вызов силе гравитации — не единственная задача, на решение которой брошены силы мастеров Girard-Perregaux. В 2013 году мануфактура продемонстрировала систему, обеспечивающую постоянство поступления энергии вне зависимости от степени завода пружины. Пять лет понадобилось инженерам компании, чтобы нащупать единственно верный путь использования системы, идея которой родилась у инженера Николя Деона. Он предложил «поймать» импульс отдачи тонкой изгибающейся пластины. Считается, что этот принцип вдохновил Деона, когда он крутил в руках упругий билет на поезд. Когда Деон поступил в Girard-Perregaux, идея получила новую жизнь. Глава отдела R&D Стефан Эс увидел возможность применения кремния и оказался прав. Через пять лет исследований свет увидела техногенная «бабочка» Constant Escapement. Выдающееся решение объединили с механизмом с ручным заводом, обладающим недельным запасом хода. В этом году модель представлена в выразительном полностью черном варианте. Черный циферблат может быть окружен корпусом из розового золота, белого золота или композита титана с углеродом.

Girard-Perregaux Planetarium Tri-Axial в корпусе 48 мм из розового золота с калибром GP09310 с трехосным турбийоном, указателями фазы Луны и времени суток, ручной завод, запас хода 60 часов

Girard-Perregaux Planetarium Tri-Axial в корпусе 48 мм из розового золота с калибром GP09310 с трехосным турбийоном, указателями фазы Луны и времени суток, ручной завод, запас хода 60 часов

В прошлом году свое 225-летие Girard-Perregaux отметила выпуском 225 моделей в единственном экземпляре, каждая из которых была посвящена главному событию года — например, на 4 октября пришелся выход модели Launch of Sputnik в честь запуска первого искусственного спутника земли, который как раз в 2017 году отметил 50-летие. Также в этом году Girard-Perregaux отметил полуторавековой юбилей золотых мостов выпуском модели Neo Bridges, переосмысляющей изысканные мосты «Эсмеральды» (такое имя носили карманные часы, получившие награду в Париже в 1889 году) и развивающей дизайнерскую мысль, реализованную в Neo Tourbillon 2014 года. На циферблат вместе с мостами были перенесены микроротор и барабан, обеспечивающий запас хода автоматического механизма GP08400 не менее 50 часов. В нижней части циферблата под мостом с черным PVD-покрытием расположилось крупное балансовое колесо с переменной инерцией диаметром 10,15 мм.

Girard-Perregaux Constant Escapement L.M. в корпусе 46 мм из углеродно-титанового композита

Constant Escapement L.M. в корпусе 46 мм из углеродно-титанового композита

Элегантная трехэтажная вилла 1908 года, в которой открылся музей Girard-Perregaux, расположилась на улице Прогресса. Совпадение сложно назвать случайным. На протяжении многовековой истории швейцарского часового дела именно часовщики Girard-Perregaux оказывались в авангарде часовой мысли.

Мануфактура Girard-Perregaux