Часовое искусство

Высокое напряжение

 

«Мои Часы» #6-2016

Вячеслав Медведев

Обсудить на форуме Оформить подписку

Высокое напряжение

Двести лет назад на свет появился монстр Виктора Франкенштейна — первоевоображаемое чудовище, ожившее не с помощью магии и заклятий, а с помощью электричества. То, что начиналось с фантазии, привело к реальному техническому прогрессу. Но процесс имеет и обратную силу: например, в часовом искусстве электромагнитное воздействие, когда-то преследовавшее исключительно практические цели, сегодня все больше используется для развлечения, можно сказать «оживления» традиционной механики.

Пиррова победа 

Идея использования электрической энергии в хронометрии начала будоражить умы часовщиков еще в 20-х годах прошлого века — примерно тогда же, когда Ленин заявил, что для достижения коммунизма необходима всеобщая электрификация.

К 1940-м годам она превратилась в более или менее четкий план, основанный на применении обратного пьезоэффекта (то есть изменения размеров минерала под воздействием электрического поля) для повышения изохронности. Что, в свою очередь, породило ряд сверхсекретных проектов в США, Европе и Японии, которые привели к появлению первых электрических, а затем уже и кварцевых часов. Последние с точки зрения надежности, точности и перспективности в разы превосходили традиционную механику. Казалось бы, на этом можно ставить точку. Электричество победило.

Высокое напряжение

Но вот что интересно. Еще до премьеры тех самых первых Seiko Astron в 1969 году, ставших эталоном нового типа механизма (батарейка, катушка, микросхема, кварцевый генератор), проводились многочисленные исследования в попытках объединить электричество с традиционной часовой механикой.

Среди них — калибр Hamilton 500, представленный в 1957 году в часах Ventura: по сути это была электромеханика, в которой почти традиционный баланс играл роль выключателя электрической цепи. По такому же принципу работал и созданный на другом берегу Атлантики, во Франции, калибр R 57, представленный крупнейшим национальным часовым производителем Lip. Можно вспомнить и знаменитый камертонный механизм Bulova Accutron, созданный в 1960 году, в котором, хотя и отсутствовала система баланс-спираль, а источником энергии была батарейка, тем не менее резонансные колебания вилки-камертона передавались на колесную систему механическим путем. Наконец, стоит вспомнить, что первый швейцарский кварцевый механизм не случайно назывался Beta 21. Создававшая его лаборатория Centre Electronique Horloger, организованная усилиями 20 крупнейших часовых брендов страны, одновременно вела два проекта, первый и наиболее приоритетный из которых — Alpha — был посвящен интеграции электроники и механики, а чисто электронный калибр выступал в роли падчерицы.

Piaget Emperador Coussin XL 700P с гибридным калибром 700Р

Piaget Emperador Coussin XL 700P с гибридным калибром 700Р, автоматический завод с кварцевым генератором, частота работы 32,768 Гц, запас хода 42 часа, корпус из белого золота 46,5 мм, лимит 118 экземпляров

Кто-то может сказать, что швейцарцы и американцы неправильно расставили приоритеты и именно поэтому проиграли кварцевую битву японцам, и добавить что-нибудь про путь проб и ошибок. Но на самом деле в основе навязчивого желания объединить, казалось бы, взаимоисключающие свойства механики и электроники лежал один мотив, который никогда нельзя упускать из виду — эстетический. И, как показало развитие часового дела в последующие 40 лет, красота побеждает практичность самым неожиданным образом.

Urwerk TimeHunter «X-Ray» с калибром UR-EMC2

Urwerk TimeHunter «X-Ray» с калибром UR-EMC2 с эталонным генератором колебаний Maxon, запас хода 80 часов, корпус из титана 43х51 мм, лимит 15 экземпляров

Проблема гибридов

Уже в конце ХХ века стало очевидно, что черная сопля микросхемы на текстолите в кварцевых часах не вызывает в душах потребителей никакого эмоционального отклика. Тем более, что несовершенные в то время технически попытки встроить в наручный аксессуар телевизор, телефон, лазер или хотя бы калькулятор, хорошо смотрелись только в фильмах про Джеймса Бонда. Другое дело — классическая механика. Можно долго рассуждать о волшебной силе маркетинга, раскрутившей колоссальный спрос на технологии позднего Средневековья, но трудно отрицать, что подобный фокус удалось проделать только с часами, а не, скажем, с конными упряжками, астролябиями и рыцарскими доспехами. Просто в часах живое биение баланса, вращение колес, красота ручной работы и практически вечное существование самодостаточной системы — это ценности, которые действительно имеют значение.

Girard-Perregaux Quartz 40th GP13500

Girard-Perregaux Laureato Quartz 40th с кварцевым калибром GP13500, работающим на частоте 32,768 Гц в стальном корпусе 42,60 мм была представленна в 2010 году серией в 40 экземпляров

И эти ценности также имеют практическое выражение. Сегодня восемь миллионов механических часов, выпускаемых ежегодно в Швейцарии, генерируют больше выручки, чем миллиард кварца, производимый во всем мире. Естественно, даже самые верные адепты электроники в лице японцев не могли не ощутить, что они упускают что-то важное.

Еще в 1990-е Seiko почти полностью переключилась с разработки цифровых дисплеев на аналоговые механизмы с классической стрелочной индикацией, и стала активно работать над различными гибридными проектами — солнечными элементами и Kinetic. Наконец, в 2005 году компания представила революционную технологию Spring Drive, по-настоящему объединившую достоинства точного кварца и зрелищной механики. В отличие от различных видов автокварца, где груз автоподзавода заряжает аккумулятор, который, в свою очередь, питает обычный кварцевый механизм, в основе Spring Drive — традиционные барабан с пружиной и колесная передача. Единственное, чего здесь не хватает — анкерного колеса и вилки. Поэтому с точки зрения механики последнее из колес может вращаться абсолютно свободно. Может, но здесь в работу вступает электронная часть. Это колесо является ротором генератора, соединенного с электронной схемой, и при вращении вырабатывает в расположенных рядом катушках электрический ток. Изменяя потребление тока электронной схемой, можно подтормаживать колесо безо всякой механики.

Grand Seiko Spring Drive с калибром 9R01

Grand Seiko Spring Drive с калибром 9R01 с запасом хода 192 часа, в корпусе 43 мм из платны

Электронную схему Spring Drive японцы назвали словом «трисинхрорегулятором» — мол, он синхронизирует и регулирует работу механизма. В его состав входит кварцевый резонатор — точно такой же, как и в обычных кварцевых часах. Микросхема сравнивает частоту колебаний кристалла с частотой вращения колеса и подтормаживает его до необходимой скорости.

В итоге точность Spring Drive составляет 10 секунд в месяц, что вдвое выше, чем у обычного кварца, и в 50 — чем у механики.

Часы F.P. Journe Elegante 48 mm

F.P. Journe Elegante 48 mm с электро-механическим калибром 1210, работающим на частоте 32,768 Гц, в титановом корпусе 48х40 мм, внутренний циферблат покрыт Super-LumiNova

Другим преимуществом технологии стало полное отсутствие элемента питания: энергия хранится в сжатой пружине и постепенно преобразуется в электрическую самой схемой. Поскольку в конструкции нет ни шагового двигателя, ни анкерной вилки, колесо вращается непрерывно, без каких-либо остановок. В итоге и секундная стрелка в Spring Drive тоже движется абсолютно плавно, без традиционных рывков.

В обычных трехстрелочных моделях это просто интересно выглядит, а для хронографа становится по-настоящему актуально, поскольку делает точность измерения интервалов абсолютной, не зависящей от момента, когда владелец нажмет кнопку «стоп».

HYT H4 Metropolis с калибром H4

HYT H4 Metropolis с гидромеханическим калибром H4 и двумя источниками LED- подсветки, заряжаемой механическим генератором, запас хода 65 часов, корпус 51 мм из титана с черным DLC, лимит 100 экземпляров

Тот факт, что у Spring Drive не было ни конкурентов, ни последователей, в течение десяти лет оставлял в душе коллекционеров двоякое чувство. С одной стороны, понятно, что технология защищена патентами, которые не так просто обойти (в том числе и на плавную секундную стрелку), к тому же для ее реализации нужен не просто огромный опыт в обработке элементов традиционной механики, который есть у мастеров Grand Seiko, но и развитое направление микроэлектроники, предоставленное еще одним подразделением японского концерна, Seiko Epson. С другой стороны… какой-то неуловимый Джо получается.

Наконец, в последние годы сразу два престижных традиционных швейцарских бренда реализовали собственные «гибридные» проекты, объединившие традиционную и инновационную технологии. В 2014-м Франсуа-Поль Журн неожиданно для всех представил линию Elegante с чем-то похожим на автокварцевый механизм, правда, ручной работы. Вначале мастер позиционировал модель исключительно как женскую, ориентированную на дам его постоянных клиентов. Мол, леди хотят носить F. P. Journe, но не хотят сложностей с обычной механикой. Но уже в 2016 году мастер представил и мужскую разновидность Elegante в титановом корпусе, очевидно, предназначенную сыновьям постоянных клиентов.

Urwerk EMC Pistol

А главной премьерой этого года, несомненно, стала Emperador Coussin XL 700P от мануфактуры Piaget, с полным основанием объявленная «первыми швейцарскими механическими часами, регулируемыми генераторами». Модель была выпущена в честь 40-летия другого знакового механизма Piaget 7P, ставшего на тот момент самым тонким в мире кварцевым калибром. Новый механизм, кстати, тоже рекордно тонкий в своем классе — всего 5,5 мм, был создан на основе патента 1972 года на изобретение Жана-Клода Берни системы регулировки точности спускового колеса электромагнитной схемой. Модель, созданная по всем правилам коллекции Black Tie в корпусе из белого золота, была выпущена строго ограниченным тиражом в 118 экземпляров, большая часть из которых нашла владельцев в лице азиатских коллекционеров.

Вполне вероятно, что в ближайшие годы мы увидим еще ряд интересных гибридных проектов. Благо традиционная механика становится все краше, а микроэлектроника — все прогрессивнее.

Мои часы

Электрическое тело пою! 

Попытки равноправно соединить в часах механику и электричество предполагают серьезные исследования и инвестиции. Куда проще оказывается сосредоточиться на чем-то одном, но украсить лучшими чертами из другой области. Например, придать обычному кварцевому калибру без всякой «гибридности» черты престижной механики. В массовом сегменте подобной практикой прославилась саксонская марка Bruno Sohnle, кварцевые механизмы которой разбирались и украшались ручной гравировкой и воронеными винтами в лучших традициях школы Гласхютте. А в 2010 году сенсацией стала премьера Laureato Quartz от GirardPerregaux c мануфактурным кварцевым механизмом GP13500 — продолжением кварцевого калибра Elcron, представленного компанией в 1970 году. Модель, в которой даже батарейка закрыта золотой пластиной с гравировкой, была выпущена тиражом всего 40 экземпляров и оказалась раскуплена подчистую. Впрочем, более интересным оказывается прямо противоположный путь — разнообразить традиционную механику какой-то электрической «пристройкой». Так, система Urwerk EMC сочетает в себе обычные механические часы и электронный модуль, который контролирует их параметры. По сути, в них вшит прибор контроля точности хода, какой используют в мастерских, только уменьшенный в габаритах.

Urwerk EMC Pistol с калибром UR-EMC в корпусе 43х51 мм

Urwerk EMC Pistol с калибром UR-EMC в корпусе 43х51 мм из стали и титана, вручную гравированным оружейником Флорианом Гюллертом, лимит 5 экземпляров

В левом верхнем углу циферблата разместились два индикатора: амплитуды баланса и точности хода. Механизм Urwerk EMC — обычный механический, с двумя барабанами. Рядом с колесом баланса расположен оптический датчик, который передает информацию о его биении в электронный мозг, а тот вычисляет точность хода часов и амплитуду и отображает их значения на индикаторе. Владелец может не просто увидеть точность, но и подкорректировать ее. Для этого на задней стороне расположен специальный регулятор под шлицевую отвертку, связанный с «градусником» баланса. Чтобы вырабатывать электричество, необходимое для работы «мозга», создатели встроили в механизм динамо-машину. Она приводится в движение с помощью специальной ручки, чем-то похожей на «кривой стартер» в автомобиле. Из-за этой ручки и черной кнопки сбоку корпуса часы отчетливо напоминают подрывную машинку, что используют саперы. После заряда конденсатора и нажатия на кнопку, электронике нужно три секунды, чтобы произвести замер, затем стрелки покажут информацию о состоянии механизма. Для простоты понимания и пущей красоты стрелочная индикация дополнена двумя светодиодами. Зеленый загорается, если все в порядке, красный — если идти в мастерскую все же нужно. Конструкция, слишком явно напоминающая о военных, определила дизайнерские решения ЕМС. Весной публике была показана версия с корпусом, покрытым керамикой цвета хаки. Позже стальной корпус приобрел гравировку, напоминающую дорогие ружья, а осенью — полностью черный вариант, получивший название X-Ray.

Часы Van Cleef & Arpels Midnight Nuit Lumineuse

Van Cleef & Arpels Midnight Nuit Lumineuse с запатентованным механизмом подсветки авантюринового циферблата, корпус 42 мм из белого золота

Urwerk не одинок, кто интегрировал в механические часы светодиоды и динамо-машину. Похожее решение предложила компания HYT, известная моделями с жидкостной индикацией. У модели Н4 Metropolis целых две заводные головки. Одна связана с пружиной механизма, которая двигает минутную стрелку и перемещает в тонкой трубке цветную жидкость, отображающую часы. Нижняя головка вращает динамо-машину. После завода нужно нажать на встроенную в головку кнопку, и на 5 секунд внизу загорятся два светодиода, которые голубым светом освещают все элементы уникального механизма. Зрелище захватывающее.

Наконец, квинтэссенцией развлекательного тока можно назвать еще одну премьеру SIHH-2016: Van Cleef & Arpels Midnight Nuit Lumineuse — «полуночное свечение» из коллекции Poetic Astronomy. В полном соответствии с концепцией марки цель интеграции технологий — только красота. После нажатия на кнопку у «7 часов» на циферблате из авантюрина вспыхивает созвездие Единорога. Здесь нет батареек и динамомашин, энергия вырабатывается за счет пьезоэффекта. Кнопка связана с гребенкой, которая при движении сжимает пакет кристаллов, генерирующих электричество. Свечение длится около трех секунд, зато не требует никаких сложностей ни от конструкторов, ни от владельца.

Часы ArtyA Quadri Rotor Electro 1

ArtyA Quadri Rotor Electro 1 с автоматическим калибром А17 с запасом хода 52 часа, корпус 47 мм из стали, обработанный разрядом тока

Очевидно, электричество все сильнее будет проникать в традиционные часы. Потому что новые технологии — это всеобщий тренд, охватывающий все сферы жизни. Механические часы будут просто вынуждены мигрировать или, как минимум — мимикрировать под него. Даже если электричество будет использоваться только для украшения корпусов, как в фирменной (но уже почти забытой) технологии ArtyA, где металл приобретал уникальный рисунок под воздействием электрического разряда. Или в качестве иронии — как проект WATCHe Люка Пеллатона, где механический калибр да еще с раритетным ручным заводом стилизован под электронную схему, а дизайн ряда моделей отчетливо перекликается с «яблочной» продукцией.

Когда-то часовщики противопоставляли механику «неживому» кварцу. Сегодня они обращаются к электричеству, чтобы оживить механику. Круг замкнулся. Франкенштейн возвращается.