Часовое искусство

Donze Cadrans Эмальерная кухня

 

«Мои Часы» #1-2017

Обсудить на форуме Оформить подписку

Donze Cadrans Эмальерная кухня

Из трех основных производственных центров Ulysse Nardin, включающих историческую мануфактуру в Ле-Локле и современную фабрику в Ла-Шо-де-Фоне, а также собственное ателье эмальерных циферблатов Donze Cadrans, именно последняя остановка — самая скромная, но в то же время самая интересная.

Ателье было основано в 1972 году мастером-эмальером Франсисом Донзе, который до этого многие годы проработал на Zenith. В приемном зале можно увидеть некоторые исторические циферблаты, созданные Донзе, а также еще одно весьма востребованное в ХХ веке применение эмальерного мастерства — телефонные диски.

Ulysse Nardin Classico Manufacture 170th Anniversary Limited Edition

Ulysse Nardin Classico Manufacture 170th Anniversary Limited Edition, выпущенные к юбилею, оснащены мануфактурным калибром UN-320 и белым циферблатом Grand Feu

Во время кварцевого кризиса Donze Cadrans осталось независимым: ателье возглавили дочь и зять основателя, Франсин и Мишель Вермон. С возрождением элитной механики в 1980-е дела у фирмы пошли лучше, но не так хорошо, как ожидалось: далеко не многие бренды были готовы заказывать сложнейшие в изготовлении капризные эмальерные циферблаты ручной работы.Одним из постоянных заказчиков стал Ulysse Nardin, для которого на Donze Cadrans создавались миниатюры серии San Marco.

Наконец, в 2011 году супруги Вермон решили отойти от дел, и глава Ulysse Nardin Патрик Хоффман, не задумываясь, предложил купить их семейное предприятие. Потому что техники, которыми владеет Donze Cadrans, — это высший класс. Без преувеличения, это самая известная в Швейцарии фабрика, которая изготавливает циферблаты во всех трех стилях: выемчатая эмаль, перегородчатая эмаль и горячая эмаль Grand Feu.

Donze Cadrans

Уникальные умения ее мастеров позволили Donze Cadrans сохранить и эксклюзивный, почти независимый статус. Даже после вхождения самой Ulysse Nardin в группу Kering, почти половину выпускаемых циферблатов (1200-1500 в год) Donze Cadrans создает для сторонних заказчиков. Впрочем, только в коллекциях Ulysse Nardin можно увидеть все образцы мастерства ателье: champleve в ежегодно обновляемой «зодиакальной» серии Classico, cloisonne в «морской» серии, изображающей самые известные исторические парусники, и, наконец, идеально-белый циферблат Grand Feu в лимитированной юбилейной серии Marine Classico Manufacture с мануфактурным калибром UN-320.

Часы Ulysse Nardin Classico Kruzenshtern

Ulysse Nardin Classico Kruzenshtern с серти- фицированным калибром хронометра UN-815 укра- шен изображением барка «Крузенштерн» в технике перегородчатой эмали

Горячая эмаль — самая сложная и деликатная из всех техник, уверяет глава ателье Жан-Эрик Жан. Цифеблат должен быть тщательно подготовлен, правильно выгнут, чтобы избежать деформации при нагревании до 800оС, покрыт тончайшим ровным слоем эмали с обеих сторон. И все равно около 60-70% заготовок выбраковываются в процессе. Наверное, это самое расточительное ремесло в современном часовом искусстве.

Ulysse Nardin Classico Rooster

Ulysse Nardin Classico Rooster в честь 2017 года Петуха с калибром хронометра UN-815 в золотом корпусе с циферблатом, украшенным выемчатой эмалью, лимит 88 экземпляров

В небольшом и ничем не примечательном домике Donze Cadrans, притулившимся на узкой улочке ползущего в гору Ле-Локля, можно провести многие часы. Хотя тут нет огромных залов с футуристическими машинами или рядов столешниц, где мастера ловко собирают микроскопические усложнения. Всего два этажа, несколько комнат, включая приемную, штат небольшой, оборудование — печки, гранитные раковины, паяльники и кисточки. Впрочем, чего еще ожидать от технологии горячей эмали, которая практически без изменений существует уже более 3500 лет?

Donze Cadrans

Зато Donze Cadrans представляет уникальную возможность своими глазами увидеть, как буквально из ничего — из песка и масла — на свет рождаются сияющие эмалевые циферблаты. Самая парадная и самая важная часть часов, собственно, и заставляющая нас воскликнуть «какая красота!».

Donze Cadrans