Часовое искусство

Будущее в кристалле

 

«Мои Часы» #5-2016

Лиза Епифанова

Обсудить на форуме Оформить подписку

Будущее в кристалле

Абсолютно прозрачные корпуса сложной формы — это, несомненно, самый яркий и реактивно развивающийся тренд современного часового дела. Золото и титан, сложные композиты и традиционные декоративные техники пасуют перед сверканием синтетического сапфира, который без стеснения обнажает всю изощренную конструкцию часовой механики.

Неприкрытая роскошь

Сложно представить, что еще совсем недавно, буквально пару лет назад прозрачные корпуса казались совершеннейшей экзотикой, а сапфировые циферблаты с выступающими сферами — достижением уникальной технологии. В 2015 году моделей в прозрачном корпусе, представленных на выставке в Базеле, едва хватило, чтобы обозначить направление в качестве зарождающего тренда (включая хулиганскую модель ArtyA Glastnost, изготовленную из полимера). Зато в этом году — настоящий парад сапфировых часов.

Еще в январе в Женеве MB&F представил HM6 Sapphire Vision — обтекаемый корпус «космического пирата» стал целиком прозрачным. Тогда же Hublot показал собственную сапфировую версию вначале Ferrari, а затем и более бюджетной Big Bang Unico Sapphire, которая в марте к Базелю дополнилась вариацией Big Bang Unico Black Magic в прозрачном тонированном корпусе. Энтузиаст новых технологий и один из пионеров сапфировых корпусов Ришар Миль еще накануне SIHH решил снова сыграть на опережение и первым представил прозрачные часы для женщин Richard Mille RM 07-02 Pink Lady Sapphire, в которых бочкообразный корпус из искусственного кристалла окрашен в романтический розовый цвет.

Часы MB&F HM2-Black SV

MB&F HM2-Black SV в корпусе из сапфира и титана с черным PVD была выпущена в 2011 году лимитированным тиражом в 18 экземпляров

Дальше оказалось, что к «сапфировому клубу» спешно присоединились самые разные и неожиданные бренды. От дизайнерского 4N от Франсуа Кентана, который придал своей гигантской дисковой индикации максимальную наглядность в новой модели Sapphire Planet, до Bell&Ross, отметившей начало сотрудничества с командой Renault F-1 выпуском трех уникальных экземпляров BR-X1 Tourbillon Chronograph Sapphire.

А уже летом дуэт Стивена Форси и Робера Грюбея представил на американском рынке лимитированную серию из восьми экземпляров своих первых сапфировых часов. Механизм хорошо знаком коллекционерам — это турбийон с двумя каретками, помещенными одна в другую и вращающимися под разным углом с различной скоростью, но самой инновационной и ценной частью новинки стал корпус 49,9 мм, изготовленный из моноблока синтетического сапфира.  

Премьера SIHH-2016: MB&F HM6 SV

Премьера SIHH-2016: MB&F HM6 SV в корпусе, состоящем из 11 сапфировых деталей и боковины из платины, лимит выпуска 11 экземпляров

Невероятную популярность этого материала подтвердила даже самая консервативная и элитарная европейская часовая мануфактура — A. Lange & Sohne. Правда, саксонские мастера еще не замахнулись на полностью прозрачные часы, зато вновь обратили внимание на свою необычную серию Lumen, демонстрирующую, так сказать, «темную сторону» часового искусства Lange с помощью люминесцентной краски и циферблата из черного сапфирового стекла. В январе марка представила новую версию Grand Lange 1 Moon Phase «Lumen», а, чтобы развить тему, летом организовала экспедицию в Арктику, где провела съемку трех «светящихся» моделей: Grand Lange 1 Moon Phase «Lumen», Zeitwerk «Luminous» и Grand Lange 1 «Lumen» в завораживающих пейзажах Исландии. Если так пойдет и дальше, то журналисты, наконец, перестанут спрашивать у саксонцев, когда же они сделают стальные часы. Зачем — когда есть сапфировые?

Премьера Базеля-2016: 4N Sapphire Planet с дисковой индикацией

Премьера Базеля-2016: 4N Sapphire Planet с дисковой индикацией

Конечно, корпус из сапфирового стекла — удовольствие недешевое в производстве, но вполне себя окупает. За возможность разглядывать механизм со всех сторон, как жука в эпоксидной смоле, производители готовы назначить самую высокую цену. Большинство прозрачных премьер этого года рассчитано на миллионеров: Astronomia Clarity от Jacob&Co в сапфировой сфере стоит 800 тысяч долларов, цена двойного турбийона Greubel Forsey — 1 100 000 долларов, 540 Magnum Sapphire Tourbillon от Rebellion за 1,8 миллиона стали самыми дорогими часами BaselWorld. Bell&Ross не разглашают цену своего моноблокового сапфирового хронографа, но тоже намекают, что надо ориентироваться на семь знаков. На этом фоне HM6 SV за 350 тысяч смотрятся даже демократично.

Поскольку сапфировое стекло стало таким востребованным и эффектным материалом часовой отрасли, стоит познакомиться с ним более подробно, изучив историю и технологические особенности.

Часы Richard Mille RM 56-02 Tourbillon Sapphire

Richard Mille RM 56-02 Tourbillon Sapphire, выпущенный в 2014 году, стоил 2 миллиона долларов

Кристальный стандарт

Как многие знают, сапфир — это вовсе не стекло, а разновидность минерала на основе оксида алюминия, так называемого корунда. Он является одним из самых твердых материалов (9 по шкале Мооса), уступая только алмазу. В при роде сапфир чаще всего имеет голубой цвет из-за присутствия в матрице железа и титана, но оттенки могут различаться. Искусственно выращенный сапфир из чистейшего порошка оксида алюминия абсолютно прозрачен, что и определило его главное назначение в качестве замены обычному стеклу в тех отраслях, где требуется высокая твердость, защита от царапин и устойчивость к давлению. Речь идет, конечно, не только о часах, но и, например, об аэрокосмической промышленности, медицине или лазерной инженерии. А с недавнего времени и о мобильной связи, поскольку сапфировое стекло на экранах смартфонов вытесняет обычное закаленное.

Сегодня в мире производится порядка 250 тонн искусственного сапфирового кристалла, и эта цифра постоянно растет, не в последнюю очередь и за счет потребностей часовой индустрии.

Ограненный синтетический сапфир

Ограненный синтетический сапфир и заготовка боковины корпуса из синтетического сапфира

Кстати, если в качестве подшипников для цапф осей синтетические корунды стали использоваться буквально с момента своего появления, то в качестве стекол циферблатов кристалл приобрел массовую популярность сравнительно недавно.

Считается, что первым стал использовать сапфировые стекла JaegerLeCoultre еще в 1930-х. Впрочем, это был единичный эксперимент, который затем в 1960-е уже с большим успехом повторила Omega. Из-за сложной технологии резки и полировки сапфирового кристалла долгое время производители, да и сами владельцы часов считали, что лучше использовать обычное акриловое стекло, с которого при случае можно легко удалить царапины. Твердый и кристально прозрачный сапфир стал серьезно востребован с началом популярности профессиональных дайверских приборов, и вслед за Omega этот материал начали использовать и другие швейцарские марки, но только в середине 1980-х Rolex, оснастивший сапфировыми стеклами большинство своих моделей, придал ему статус обязательного признака высококлассных часов.

С этого времени разборчивые покупатели приобрели привычку совершать различные ритуальные действия вроде постукивания по стеклу, капанья на его поверхность водой или спиртом и даже попыток украдкой процарапать, чтобы определить, что именно им пытаются всучить: пластик, минеральное стекло, плексиглас или сапфир.

Jacob & Co. Astronomia Tourbillon Baguette с калибром JCEM01

Премьера Базеля-2015: Jacob & Co. Astronomia Tourbillon Baguette с калибром JCEM01 в корпусе 50х25 мм из розового золота, сапфирового стекла и 342 бриллиантов

Сапфир на палочке

Сам процесс выращивания искусственного кристалла методом рекристаллизации изобрел в 1902 году французский химик Огюст Верней. Суть его в том, что в тигель с расплавленным оксидом алюминия (полученный из обычного глинозема, но очищенный до концентрации 99,99999%) аккуратно вводится затравочный кристалл со структурой корунда, вокруг которого расплав, медленно остывая, образует аналогичную образцу кристаллическую структуру. Сначала Вернейю удалось вырастить кристалл круглой формы, который он так и назвал — boule, то есть «шар». Впоследствии термин закрепился, поэтому теперь полученный искусственный сапфир профессионалы по-прежнему называют Boule, а российские технологи — булей. Размер були зависит от объема тигля, технологического метода и назначения стекла. Обычные сапфировые були для лазеров и микроинженерии представляют собой цилиндры диаметром 20 мм, длиной 50-70 мм и весом около 45 граммов.

Широко используемые сегодня искусственные корунды цилиндрической формы появились благодаря польскому химику Яну Чохральскому, который в 1918 году, измеряя степень кристаллизации материалов, изобрел метод точного контроля температурного процесса, позволяющий не просто наращивать кристаллическую решетку, а буквально «вытягивать» расплав из тигля вокруг затравочного кристалла в виде аккуратного прозрачного цилиндрика. Со стороны метод Чохральского напоминает появление эскимо из сиропа.

Премьера SWIP-2016: Ollivier Saveo Petroleum

Премьера SWIP-2016: Ollivier Saveo Petroleum с гравированным скелетоном, вручную изготовленным Оливье Савелли и помещенным в сапфировый тубус

«Кристалл на палочке» стал особенно популярен в 1960-е, когда метод Чохральского был адаптирован для промышленного производства монокристаллов, а в СССР у него появилась своя модификация — метод Степанова. Тогда же, в 1964 году была изобретена и новая технология выращивания кристаллов, основанная на методе градиентного охлаждения. Его суть в том, что кристалл не вытягивается из расплава, а постепенно охлаждается в горизонтальном направлении внутри тигля путем перемещения всего контейнера в зоны более низких температур. Эта технология более трудоемкая, зато позволяет на выходе получать не маленькие були, а готовые корундовые пластины больших размеров.

Greubel Forsey Double Tourbillon 30-Degrees Technique Sapphire в корпусе 49,9 мм

Greubel Forsey Double Tourbillon 30-Degrees Technique Sapphire в корпусе 49,9 мм из трех сапфировых частей был представлен летом 2016 года тиражом 18 экеземпляров

Как можно догадаться, нашелся и специалист, который придумал, как объединить обе эти технологии — немецкий физик греческого происхождения Спиро Киропулос еще в 1926 году изобрел свой метод, основанный на принципе Вернейя, но не вытягивающий расплав, а постепенно его охлаждающий. Этот процесс позволяет вырастить цилиндрические були огромных размеров — до 200 килограммов. В 2015 году американская компания ARC Energy из Нью-Гемпшира представила новую печь CHES 500, которая может по методу Киропулоса производить були синтетического кристалла весом в 300 килограммов. Как заявили в самой компании, из одной такой були диаметром 50 см и высотой 34 см можно нарезать сапфировых экранов для 4000 смартфонов, при этом цена стекла будет составлять 8 долларов за квадратный миллиметр, тогда как средняя рыночная цена сапфирового кристалла сейчас 10-15 долларов за миллиметр. Когда же CHES 500 выйдет на желаемый уровень мощности, ARC Energy планирует скинуть цену до 5-6 долларов.

Часы Hublot MP-05 LaFerrari Sapphire с калибром HUB9005.H1.PN.1

Премьера Базеля-2016: Hublot MP-05 LaFerrari Sapphire с калибром HUB9005.H1.PN.1 с парящим вертикальным турбийоном в корпусе из сапфирового стекла

Кстати, свою лепту в популяризацию метода Киропулоса внесла и Apple, громко анонсировав открытие фабрики в Аризоне, где планировалось выпускать от 100 до 200 миллионов сапфировых экранов iPhone ежегодно. К сожалению, в 2015 году двухмиллионный проект был закрыт.   

Чтобы расставить все точки над i, надо упомянуть и еще об одном способе выращивания монокристаллов — методе Бриджмена, который в противоположность Киропулосу предназначен для того, чтобы синтезировать миниатюрные «ампулы» кристаллов, используемые чаще всего в полупроводниках.

часы Rebellion Magnum 540 Sapphire

Премьера Базеля-2016: Rebellion Magnum 540 Sapphire с калибром REB T-14 с турбийоном, в корпусе 52,2х47,9 мм, изготовленном компанией Hepta Swiss из 8 сапфировых блоков

Лучший друг часовщика

На процессе рекристаллизации веселье вовсе не заканчивается. Вытащив булю, ее надо нарезать, и получившиеся стекла отполировать. Синтетический сапфир вовсе не вырастает сразу прозрачным, как слеза ребенка, а скорее напоминает мутный известняк.

Первый этап — грубая форма. Пластины, нарезанные из були, закрепленные на подложке с адгезивной смазкой, машинным способом превращают в приблизительные кружочки и прямоугольники, которые впоследствии станут стеклами часов или экранами смартфонов. И вот уже с этими заготовками начинается настоящая многочасовая кропотливая работа, чтобы добиться ровного слоя одинаковой толщины, придать нужную форму без сколов, отполировать до полной прозрачности. Тут не обойтись без алмазных резцов и алмазной крошки, впрочем, все чаще на помощь приходит лучший друг часовщика — лазер. А если речь идет о нестандартной форме и сочетании различных выпуклостей, то одной машинной резкой не обойтись, поверхности приходится обтачивать и полировать вручную.

Часы Bell&Ross BR X1 Tourbillon Chronograph Sapphire

Преьмера Базеля-2016: Bell&Ross BR X1 Tourbillon Chronograph Sapphire с калибром BR-CAL.285, в корпусе 45 мм, лимит 3 экземляра

Обработка сапфирового стекла наглядно демонстрирует, как быстро развиваются технологии и мастерство в часовом деле. Когда в 2009 году Максимиллиан Бюссер показывал в Женеве свою HM2 в ровном прямоугольном корпусе, целиком выполненном из сапфирового стекла, он с придыханием рассказывал, что чуть ли не каждый второй экземпляр еще в процессе производства оказывался бракованным из-за микросколов. В 2016-м он представил в сапфировой версии уже шестую Horological Machine, в которой прозрачные миниатюрные купола соединялись в переливающийся биоморфный корпус настолько естественно, как будто их именно в таком виде и вынули из тигля, а вовсе не резали, склеивали и стягивали титановыми винтами.

Чтобы закончить рассказ о производстве сапфирового стекла для часов, надо упомянуть его, пожалуй, самый главный недостаток. Кристалл отлично отражает свет. Поэтому с «чистым» сапфировым стеклом практически невозможно быстро прочитать показания на циферблате.

Премьера Базеля-2016: Big Hublot Bang Unico Sapphire

Премьера Базеля-2016: Big Hublot Bang Unico Sapphire с мануфаткрным калибром HUB1242 в сапфировом корпусе 45 мм

Именно поэтому на сапфировую поверхность наносится специальное антибликовое покрытие, которое изобрел в 1935 году украинский физик Александр Смакула, работавший в то время на оптической фабрике Карла Цейсса. Оно состоит из соединения того же оксида алюминия с фторидом магния и диоксидом гафния, которые конденсируются на поверхности кристалла путем испарения в вакуумной камере. Фокус в том, что покрытие надо наносить на внутреннюю поверхность стекла, которая обращена к циферблату: если покрывать антибликом сапфир снаружи, то он потеряет свою нецарапающуюся презентабельность. Кстати, таким же методом стеклу придают эффект полупрозрачности или цветовой оттенок.

Apple Watch Sport защитное стекло Ion-X Glass

В моделях обычных часов Apple установлены сапфировые стекла, а в Apple Watch Sport защитные стекла Ion-X Glass

Без обмана

Как некогда кремний или карбон, сапфир постепенно завоевывает все большее пространство, причем не только у представителей швейцарской часовой элиты. Оригинальные «сапфировые трубы», похожие на манжеты, использует независимый часовщик Оливье Савелли для своих авторских скелетонов. А также в этом году марка Kentex представила собственные часы в сапфировом корпусе — первые, созданные в Японии.

Очевидно, что технологии выращивания и обработки синтетического сапфира будут совершенствоваться и дальше, а значит, он будет находить все больше применения в фантазиях часовых дизайнеров.

И здесь никакой «гаджет» классической механике не конкурент, поскольку в часовом деле этот минерал — больше, чем просто хороший экран. Сапфир уже подарил нам парящие стрелки Cartier Mysterious Hours, единственный мост Corum Golden Bridge, гироскоп Zenith Christophe Colomb и воздушную конструкцию Girard-Perregaux Tourbillon Bi-Axial 3 Sapphire Bridges. Сапфир в часах — это честная и прозрачная магия.