Часовое искусство

Итоги Года. Грозовой перевал

 

«Мои Часы» #1-2013

Обсудить на форуме Оформить подписку

Baselworld

В начале 2012 года уже было очевидно, что это будет год рекордов. Так и случилось. Причем рекордов во всем: в характеристиках представленных моделей, аукционных результатах, объемах инвестиций, наконец, прибыли часовых компаний. Но никто не спешит радоваться.

В начале 2012 года уже было очевидно, что это будет год рекордов. Так и случилось. Причем рекордов во всем: в характеристиках представленных моделей, аукционных результатах, объемах инвестиций, наконец, прибыли часовых компаний. Но никто не спешит радоваться. Аналитики не устают напоминать, что накануне кварцевого кризиса швейцарская часовая индустрия также пребывала на гребне успеха и лучилась оптимизмом. А в неизбежности какого-то нового тотального кризиса, кажется, никто не сомневается. Поэтому сейчас часовые производители стараются заранее найти ответ на вопрос — как остаться на плаву при любых неблагоприятных обстоятельствах. Решения, которые выбирают часовые бренды, и станут основными трендами ближайших лет.

Январь Самое сложное SIHH-2012: Richard Mille Tourbillon Split Seconds Competition Chronograph RM 056 Felipe Massa Sapphire

Передел мира
Главным ньюсмейкером года, безусловно, стала Swatch Group. После того как 15 мая швейцарский антимонопольный комитет утвердил решение компании об эмбарго поставок механизмов ЕТА сторонним производителям, стало очевидно, что картина часового производства альпийской конфедерации будет теперь выглядеть так: крупные концерны — и (за редким исключением) все прочие неудачники.

Январь В ожидании света: DeBethune IX Mayan Underworld

Дело даже не в том, что только могущественная корпорация может позволить себе должное инвестирование в развитие собственного производства, а в том, что все эти пертурбации сильно отвлекают внимание от процесса производства как раз у тех, кто не может себе позволить отвлекаться. Независимые массовые бренды, с одной стороны, теснятся швейцарскими монополистами, а с другой — азиатскими производителями, которые последние двадцать лет тоже работали, не гуляли. И, главное, не забивали себе голову всякой ерундой вроде ограничений, регуляций, запретов и разделения на «чистых» и «нечистых». Ситуация в мире Swiss made сейчас немного напоминает грызню князей, потомков Ярослава Мудрого в XII веке накануне татаромонгольского нашествия.

Январь Самое сложное SIHH-2012: Jaeger-LeCoultre Duometre a Spherotourbillon

Часовой и ювелирный бизнес сейчас очень успешен, от чего день ото дня становится все более жестким и рискованным. И сегодняшняя борьба за швейцарские производственные мощности и источники компонентов окажется детской площадкой по сравнению с грядущей битвой за передел мирового часового рынка. Китайские марки пробираются на рынок европейского люкса. В портфеле крупных концернов уже есть по одному китайскому бренду. Shang Xia у Hermes, очень успешен одежный бренд Shanghai Tang у Richemont, наконец, в декабре 2012 года PPR объявила о покупке гонконгского ювелирного дома Qeelin, специализирующегося на сверхпопулярных украшениях в виде инкрустированных панд.

Январь Самое сложное SIHH-2012: A.Lange & Sohne Lange 1 Tourbillon Perpetual Calendar

В октябре агентство Reuter, ссылаясь на анонимный источник, сообщило, что Harry Winston собирается продать ювелирночасовой бизнес, оставив за собой только алмазодобывающее подразделение, лидирующее в Северной Америке. Чуть раньше в индийских СМИ появилась информация о переговорах между Tata Group (владеющей крупнейшей индийской часовой компанией Titan) и Harry Winston о продаже бренда. Сумма сделки называлась в миллиард долларов. Среди потенциальных покупателей назывались также LVMH и PPR. И хотя руководство Harry Winston до конца года категорически опровергало слухи о продаже чего бы то ни было, все понимали, что дыма без огня не бывает.

Январь Лучшие бутик-бренды GTE: Cabestan Trapezium

И в начале 2013 года мы увидели и дым, и огонь: ювелирно-часовое подразделение Harry Winston, включая фабрики, бутики и 535 сотрудников по всему миру, приобрела Swatch Group. Сумма сделки составила 750 миллионов долларов плюс еще 250 миллионов в качестве погашения долгов американского дома.

Январь Лучшие бутик-бренды GTE: Heritage Watch Factory Tensus

Swatch Group уже пыталась подобраться к ювелирным вершинам 5-й авеню, присоединив несколько лет назад легендарную марку Tiffany&Co, но без особого успеха. Тогда как Harry Winston, по словам главы Swatch Group Найлы Хайек, имеет все шансы стать флагманом сегмента «ювелирного люкса» группы. Утверждение небезосновательно, но зарождает серьезные сомнения: а найдется ли в новой стратегии «лучшего друга девушек» место проекту Opus и другим начинаниям, подогревающим интерес поклонников необычной часовой механики.

Март Новый опус: Harry Winston Opus 12 с коперниковской индикацией

А пока что удачные кадровые решения в сочетании с оптимизацией модельного ряда позволили ключевым игрокам швейцарского часового рынка закончить год с потрясающими результатами. Общий объем экспорта часов в количественном отношении даже незначительно упал (на полпроцента), тогда как в качественном значении продемонстрировал стабильный рост. По сравнению с 2011 годом выручка от часового импорта выросла на 16%, по сравнению с 2010 годом — на 35%.

Март Сенсация Базеля: HYT H1, получившая осенью приз за лучшую инновацию Grand Prix de Geneve

ichemont отчиталась о 25-процентном росте прибыли ювелирно-часового направления. Выручка Swatch Group выросла почти на миллиард франков: с 7,3 миллиарда в 2011 году цифра достигла 8,1 миллиарда к декабрю 2012 года. Николас Хайек в интервью журналу Le Temps озвучил и другие оптимистичные данные компании: создано 700 новых рабочих мест, 350 будущих мастеров приняты в обучение. По словам Хайека-младшего каждая третья вакансия в часовой индустрии Швейцарии в прошедшем году создавалась Swatch Group.

Июнь Чемпионат мира по футболу: IWC Big Pilot’s Watch Edition FDB

Концерн PPR, обогатившийся в 2011 году Sowind Group (включающей марки GirardPerregaux и JeanRichard) и поставивший во главе нового подразделения эффективный управленческо-технический дуэт Мишеля Софисти и Доминика Луазо, по итогам третьего квартала 2012 года показал рост прибыли часового направления в 26%. Наконец, четвертый крупнейший игрок — LVMH, также расширивший портфель марок за счет приобретения Bvlgari (главный управляющий итальянского дома Франческо Траппани возглавил все ювелирно-часовое направление LVMH) также показал увеличение прибыли на 7%.

Июль Второй концепт "мыслящего танка": Cartier ID2

Главным рекордсменом внутри LVMH стала TAG Heuer — компания установила наилучший показатель за свою историю с годовой прибылью почти в миллиард евро (830 миллионов евро, по данным на ноябрь), что на 10% больше, чем в 2011 году. Все крупные бренды, Patek Philippe, Rolex, Hermes и другие также отчитались об увеличении прибыли, что было вполне закономерно. Удивление вызвали географические показатели швейцарского экспорта.

Июль Олимпиада в Лондоне Omega Seamaster Aqua Terra 2012

Париж рулит
За последние несколько лет все уже привыкли, что, говоря о «международном рынке роскоши», негласно подразумевается «китайский рынок». По традиции Гонконг и материковый Китай делят первое и третье места по объему импорта швейцарских часов, на втором пока находится США. И доля Китая в этом рейтинге последнее время неуклонно росла. Кроме 2012 года.

Август 200-летие Бороднской битвы: Ulysse Nardin Classico 1812 Borodino

В прошлом году впервые замедлился рост китайского ВВП: если в 2011 году он составил 9,2%, то в 2012-м едва перевалил за 7%. По данным швейцарской индустрии, впервые снизился объем заказов китайских ритейлеров. Соответственно, упали и продажи. Если к концу года все-таки наблюдался небольшой рост в 4%, то в сентябре 2012-го данные швейцарской часовой федерации FHS зафиксировали неприятное падение экспорта: на 2,7% меньше, чем в тот же период 2011 года. Тенденция, противоположная рекордному росту прибыли.

Сентябрь Юбилей Королевы Неаполя: Breguet Reine de Naples v

Тогда как данные по европейскому экспорту просто впечатляли: плюс 32% в Германии, плюс 16% в Италии, Франция с объемом экспорта 1,2 миллиарда франков лишь немного уступает Китаю, занимая четвертую сточку рейтинга. И это когда в Европе кризис?
Конечно, падение китайского ВВП пока не повод бить тревогу. В стране в этом году поменялся правящий состав политбюро, появился новый глава страны, который готов вести Китай к еще большему процветанию и обогащению. В частности, в новый экономический курс входит повышение уровня жизни среднего класса, рост внутреннего потребления. И действительно, по данным той же Swatch Group, в Китае в 2012 году наилучшие результаты прибыли показали не марки высшего сегмента, а средние: Tissot и Longines.

Энди Маррей стал победителем US Open и Олимпиады и посланником Rado

И тут кроется определенная опасность для швейцарского экспорта, потому что марки среднего сегмента действительно «средние» — по дизайну, качеству и цене. И в объемах, способных насытить спрос азиатского среднего класса, швейцарцам вполне могут составить конкуренцию местные марки, особенно, если их будет поддерживать партия и правительство.
Сценарий, в котором местные производители выталкивают с китайского рынка импортеров, вполне реален, и как же швейцарцы пытаются его предвосхитить? Открывают огромные часовые магазины в Париже.

Саймон Беккер стал новым посланником элегантности Longines

Мы уже писали о планах ритейлерской сети Bucherer построить на бульваре Капуцинов часовой салон площадью более 2500 м2 (см. материал «Книга перемен», в журнале «Мои часы» No1-12. — Прим. ред.). Главным инвестором проекта выступила группа Richemont, вложившая в мегамагазин около 70 миллионов евро — сумму, сопоставимую с инвестициями в новую фабрику Cartier в швейцарском Куве, предполагающую создание 400 рабочих мест.

 

Дэвид Бекхэм стал лицом новой рекламной кампании Breitling

В основном в часовом молле будут представлены бренды Richemont, но владельцы не исключают, что магазин привлечет внимание и других престижных марок, в первую очередь Rolex и Patek Philippe. В идеале должен получиться настоящий люксовый универмаг типа Printemps или Galeries Lafayette, но полностью посвященный часовому искусству. Цель у проекта предельно ясна — создать в центре Парижа часовой центр, куда, как мухи на мед, будут слетаться китайские туристы.

Станислас де Керсиз возглавил Cartier

Согласно американскому изданию журнала Conde Nast Traveller, в 2011 году на долю китайских туристов пришлось 62% всех продаж товаров роскоши в Европе. И хотя, по прогнозам FHS, к 2017 году Китай все-таки выйдет на второе место по объему экспорта швейцарских часов, подвинув Северную Америку, шопинговая активность визитеров из Китая и других стран БРИК будет расти еще интенсивнее. Поэтому часовые марки кропотливо расставляют сети в столице романтики и других туристических мекках.

Жан-Кристоф Бабен добился рекордных показателей для TAG Heuer

В ноябре в честь 180-летия мануфактуры Jaeger-LeCoultre открыла в Париже новый флагманский бутик в самом центре мира роскоши по адресу Вандомская площадь, д. 7. Площадь нового магазина составляет 500 м2, таким образом он стал самым большим бутиком Jaeger-LeCoultre в мире. Chanel осенью же открыла в Galeries Lafayette на бульваре Осман свой первый европейский исключительно часовой бутик площадью 25 м2, а рядом на том же бульваре, но уже в Printemps открыла 40 м2 бутик Piaget, причем он стал первым бутиком в собственности компании. Breguet открыла роскошный бутик на Лазурном Берегу, в Каннах.

Тьерри Натаф занялся выпуском часов Slyde

На фоне введения налога для богатых и последующей демонстративной, хотя и курьезной эмиграции из Франции публичных персон, закрытия заводов и забастовок рабочих, роста потребительских цен и других европейских экономических проблем этот разгул часовой роскоши выглядит отчасти пиром во время чумы.

Октябрь Рекордный прыжок Феликса Баумгартнера: Zenith El Primero Stratos

Хотя картина кажется знакомой. С поправкой на современные реалии глобализации производства и потребления Париж возвращает себе статус «высокой столицы», который был у нее в золотой период между мировыми войнами. Тогда богатые люди со всего мира устремлялись в Париж, потому что там концентрировались признанные лидеры Haute Couture и Haute Cuisine. Теперь на смену им пришло последнее из высоких искусств — Haute Horlogerie.

Доминик Луазо возглавил технический департамент Girard-Perregaux

Важнейшее из искусств
Одним из эффективных способов часовой индустрии противостоять возможным кризисам является полный разрыв с реальностью и уход в «чистое творчество». Есть люди, которых до сих пор по соображениям эстетики и здравого смысла мутит от словосочетания «высокое часовое искусство», ноихстановитсявсеменьше. Темболее что на защите новых ценностей уже шестой год стоит могущественная организация — Фонд часового искусства (FHH), которая проповедует императив: часы — не прибор, а объект. И задавать мастеру вопрос «зачем вы это сделали» — значит оскорбить художника.

Эрик Жиру, автор лучших концептов Heritage, HYT, Badolet и HM5

Получается, что Haute Horlogerie выпала нелегкая задача держать последний бастион «потребительских искусств», которых к началу XXI века уже практически не осталось: все «высокое» было успешно побеждено «низким». Мода окончательно ушла в массы, роль личности-творца в создании одежды потерялась на фоне значимости бренда. Высокую кухню, когда-то имевшую четкие нерушимые законыи авторитеты,подмял под себя всеядный «фьюжн».

Винсент Перрияр создал первые наручные часы с жидкостной индикацией H1 HYT

Зато в часовой области фактор авторства, персонификации изделия становится все более важным. Считается хорошим тоном поименно перечислить не только создателей часового механизма, но и исполнителей отдельных узлов и элементов украшения. Личностный фактор временами оказывается даже важнее бренда — немыслимая ситуация для маркетолога, начавшего работать в нулевые. Оказывается, что проект, задуманный по принципу «я и мои друзья», запустить и раскрутить среди целевой аудитории намного легче, чем полноценный массовый старт-ап или даже серьезный бренд Haute Horlogerie, наследующий традиции какого-нибудь легендарного мастера, которых, как мы помним, в начале третьего тысячелетия появлялось по дюжине в год, а в последнее время — ни одного. Поэтому за прошедший год если и появлялись новые марки, то локальные, чаще всего эксплуатирующие идею одной, но «прикольной» модели. Наиболее яркий пример: HYT, получивший приз за лучшую инновацию на Grand Prix de Geneve.

Октябрь Moscow Watch Expo: ArtyA Son of a Gun

Также весьма активизировались бутиковые бренды и просто мастера, работающие по индивидуальным заказам. Наравне с большими часовыми компаниями ньюсмейкерами прошедшего года стали бутикбренды: Cabestan, Heritage и австрийский Habring2, представивший лучшие спортивные часы по версии женевского Гран-при. Очевидно, что и братья Бернхайм, наследники дома Raymond Weil, будущее связывают не только с семейной компанией, но и с камерной маркой Rue du Rhone (названной в честь знаменитой улицы бутиков Женевы), запущенной ими летом.

Октябрь Moscow Watch Expo: Manufacture Royale Opera

Что, в целом, объяснимое явление: чем сильнее укрупнение бизнеса и монополизация производства со стороны концернов, тем более локализовано и приватно становится противодействующее им движение независимых часовых творцов. Очевидно, в ближайшее время эта тенденция также будет развиваться, что потребует нового формата часовых презентаций. Уже сейчас камерные показы и частные выставки для ценителей становятся не менее важным информационным событием, чем международные часовые салоны.

HD3 Slyde представляет цифровые модули линейной индикации GMT

Мусор в дело
Хорошо забытые традиционные часовые марки Швейцарии перестали «возрождаться» не только потому, что это дорого, сложно или они, скажем, закончились, а по весьма простой причине. Надоели. Поскольку часы развиваются по законам искусства, то вместо реального запроса рынка на какие-то материалы и технические характеристики тенденции начинают определяться просто «настроением». А настроение сейчас такое, что людям хочется чего-то понятного и чтобы веселило, как елочный шарик. Можно сказать, в последнее время часовые создатели и их клиенты очень устали от высоколобости.
Говоря начистоту, ну сколько можно восхищаться турбийоном. Репетиров много не наделаешь, как ни старайся. А всевозможные необычные усложнения, суперсложные материалы-композиты, сверхнавороченные конструкции, даже самые зрелищные, начинают утомлять уже на стадии объяснения. Необходимость прочитать многостраничную инструкцию эксплуатации нагоняет тоску. Мысль о том, что часы надо лишний раз отнести в сервис — сожаление о потраченном времени и средствах.

Ноябрь Золотая стрелка-2012: TAG Heuer Mikrogirder

Прошедший год, богатый на достижения часовой механики, пожалуй, стал высшей точкой эскалации усложнений, и в ближайшее время тенденция пойдет на спад. Те, кому это положено по статусу, конечно, будут продолжать экспериментировать в своих мастерских и лабораториях, но определяющими тенденциями часовой моды станут понятность, простота в использовании и эффектность.
Последний пункт — самый проблематичный. Очевидно, что все больше внимания уделяется художественно-ювелирному оформлению часов, которые превращаются в настоящие шедевры декоративного искусства и заслуживают место в музеях и коллекциях.
Но эффектность в последнее время все чаще достигается и более простыми и приземленными методами. Часовые дизайнеры давно преодолели профессиональную стыдливость, и в качестве источника вдохновения используют все, что под руку подвернется: дизайн автомобилей, танков, дамских сумочек, картинки из черепов, смайлики, крылья бабочек, портрет любимой собаки. Не случайно, главной новинкой, повеселившей всех под занавес года, стали часы бутиковой марки Blancier с циферблатом, изготовленным из использованной упаковки кофейной таблетки Nespresso.

Декабрь Часы из отходов: Blancier Nespresso

Здравствуй, кварц
Увлечение простыми решениями, отрицание условностей (как и в каждом творчестве, чем жестче FHH и другие организации насаждают правила, тем сильнее возникает желание ими пренебрегать), наконец, ситуация с эмбарго ЕТА приводит к тому, что все чаще в часовом сообществе звучит крамольная мысль: а ведь и кварцевые часы ничем не плохи.
Кварцевый механизм удобный и точный, с ним мало хлопот, он отлично подходит любому дизайну. Речь сейчас, конечно, идет о массовой продукции. Но и в кругу производителей сложной механики все чаще звучат разговоры о том, что электронные схемы в калибрах сильно облегчают жизнь конструкторам и расширяют границы творческой фантазии.
Успех американского бренда Devon, приход Тьерри Натафа на пост президента основанного йоргом Хайсеком цифрового бренда Slide — начало новой тенденции, которая будет усиливаться. Также все более популярными становятся новые проекты, которые используют кварцевые механизмы в качестве основы для по-настоящему оригинальных дизайнерских решений. Не «дизайнерских» в плане красной стрелочки и модного логотипа, а продуманных художественных идей. Даже Swatch вспомнила о своей культовой модели 80-х Jellyfish из прозрачного пластика, сквозь которую видны яркие разноцветные детали механизма, и выпустила ее современное переиздание, которое было буквально сметено с прилавков в преддверии рождественских праздников.
Кстати, переиздания, коллекционные юбилейные выпуски — это надежный и проверенный способ часовых компаний привлечь внимание покупателей. Согласно подсчетам Грегори Понса, автора авторитетного портала Business Montres&Joaillerie, в наступающем году 67 часовых марок собираются отметить памятные даты особым выпуском. Ждем с нетерпением.

Михаил Гончаров, коллекционер
Часовая арктика
Я не согласен с теми, кто говорит, что последние тридцать лет часовая механика стояла на месте. Она не стояла, а топталась. Были выбраны четкие ориентиры вроде часов Patek Philippe Генри Грейвза 1933 года, и современные производители рисковали отойти от этого канона не больше, чем на пару шагов. Различные техники гравировки, умножение усложнений — это все прилежно усвоенные уроки. Swiss made стал хорошо поставленным спектаклем, в котором важно не только действо, но и атмосфера. Двойные, тройные турбийоны, гиро-, сферо-, дуо, триои прочие «метры», различные мемуары это все та же механическая блоха, скачущая на площади в несколько квадратных сантиметров. Красиво, конечно, зрелищно, но ведь и денег стоит.
За последние годы ничего принципиально нового в часовой механике сделано не было, но дело в том, что поначалу это никого не волновало, а теперь покупатели начали этот факт замечать. И уже не так просто предложить им просто очередную красивую легенду или «особую лимитированную серию». Они платят деньги — и хотят за это новое представление без фонограммы.
Почему-то Accutron от Bulova и SpringDrive от Seiko не произвели должного эффекта, возможно, потому что появились не вовремя. Не удивительно, что сейчас знатоки бросаются к каждой хоть чуть-чуть отличной от канона конструкции, даже если в ней использованы магниты, ремни, антифриз и прочие «нечасовые» материалы. Думаю, когда TAG Heuer доведет до серийного выпуска Pendulum, это будет очень востребованная модель.
А если механическая блоха не может разучить новых трюков, ее следует как можно красивее подковать. И речь идет не только о бриллиантовой инкрустации и красивой гравировке. Ближе к концу десятых нового века появилось нечто, формирующееся как новое особое направление. Как можно заложить в часы идею дорогого и ценного личного предмета, не прибегая к надоевшим техникам драгоценных металлов и камней? Блоха свернула свои антенны и трансформировалась в артефакт.

Louis Moinet Vertalis Tourbillon Red Stromatolite из коллекции Treasures of the World с циферблатом из строматолита (остатков древних сообществ бактерий), созданным мастером по работе с камнями Даниэлем Хаасом

Я полагаю, дорогу материалам «со смыслом» в часовое дело проложил метеорит. Первые часы с таким циферблатом были выпущены в далеком 1991 году Антуаном Презиуцо. Впоследствии метеорит использовали Martin Braun, Jaquet Droz, Bovet, Arnold&Son, даже такие бренды, как Rolex, Omega, Corum и Invicta. Сегодня на циферблатах из кусков различных планет специализируется Louis Moinet, лунную пыль на циферблат наносит Romain Jerome. Кстати, Иван Арпа, работая в Romain Jerome, стал автором переломного момента в процессе, со своими знаменитыми часами Titanic DNA с кусочками обшивки «Титаника», которые буквально отключили тормоза у дизайнерской фантазии.
Главное требование к товарам роскоши — эксклюзивность — оказалось довольно легко выполнить и без технических наворотов и драгоценностей, если выучить два слова: авторское творчество. Нагляднейший тому пример: часы ArtPieces, результат сотрудничества сугубо технического дуэта Greubel Forsey с английским художником Уиллардом Уиганом. Jaeger-LeCoultre украсил циферблаты уникальными росписями Джонатана Миза и Хулио Сорменто. Росписи по циферблату батальных сцен времен войны 1812 года с картин малоизвестных российских художников представляет Ulysse Nardin. Причем успех этих моделей во многом обеспечен тем, что сами картины — не затасканный фрагмент Бородинской панорамы, а авторская, камерная работа.
Все большее внимание уделяется доле ручного труда в часах — и не только в конструировании механизма и обработке его деталей (благо совершенствуются станки, облегчающие ручной труд часовщиков), но и в художественной составляющей финальной цены продукта.
Конечно, уважаемые массовые бренды по-прежнему будут лидировать на рынке Swiss made, но я уверен, что вклад «творческих объектов» в часовое дело будет все весомее. Я предполагаю появление авторских экспериментальных артлиний в ассортименте традиционных брендов — явления, которые сейчас носят единичный характер, станут массовым трендом. И часы будут изучать не только технические и ювелирные эксперты, но и художественные критики.

 

Опубликовано в журнале "Мои Часы" №1-2013