Часовое искусство

Van Cleef & Arpels Lady Arpels Papillon Automate | Полеты в мечтах и наяву

 

«Мои Часы» #2-2017

Иван Гопей

Обсудить на форуме Оформить подписку

Baselworld


Подпишись
на новости:

Согласен с условиями обработки персональных данных

Van Cleef & Arpels Lady Arpels Papillon Automate | Полеты в мечтах и наяву

По мнению главы Van Cleef & Arpels Николя Боса, вера в волшебство — непременное условие настоящего творчества. Практичные реалисты могут сколь угодно упражняться в изощренной механике. Но в результате получится лишь очередной очень сложный механизм. И не более того. В то время как мастера Van Cleef & Arpels с помощью своих часов могут заставить бабочку летать, балерину танцевать, звезды сиять, а желание — сбыться.

Философия бабочки

В январе на стенде Van Cleef & Arpels на женевском часовом салоне SIHH каждые четверть часа было не протолкнуться. Именно в этот момент посреди зала под стеклянным куполом просыпалась Фея Ундина — уникальный сорокасантиметровый автоматон, который ювелирно-часовой дом создавал в течение восьми лет в сотрудничестве с лучшими мастерами по всей Европе. Представление, разыгрываемое на сцене Fee Ondine, было недолгим, всего 50 секунд: фея, разбуженная вылетающей из цветка лилии бабочкой, поднимала голову, оглядывалась, махала крыльями и снова засыпала. Публика пребывала в полном восторге.

Николя Бос

Николя Бос, глава Van Cleef & Arpels с 2013 года, убежден, что назначение современной механики в том, чтобы оживлять искусство

А совсем рядом, за стеклом другой витрины на циферблате наручных часов Lady Arpels Papillon Automate билась крылышками еще одна бабочка, которая двигалась настолько естественно, с разной скоростью и интенсивностью махов, что, казалось, вот-вот взлетит.

В новой модели из серии Poetic Complication («поэтическое усложнение») Van Cleef & Arpels триумфально утвердил свой главный философский манифест: цель запредельно сложной механики не в том, чтобы поражать своей показной сложностью, а в том, чтобы ни в коем случае не казаться механикой.

Часы Lady Arpels Papillon Automate

Крылья бабочки в часах Lady Arpels Papillon Automate выполнены из золота и заполнены двумя цветами витражной эмали в технике plique-a-jour

Впервые идеи автоматонов — механических объектов, имитирующих объекты живой природы, в том числе человека — серьезно захватили лучшие умы европейской цивилизации во второй половине XVIII века. Наиболее известные работы Жака Дро и Жака де Вокансона (в частности утка Вокансона, которая могла «принимать пищу» и даже выдавать ее итог) ставили серьезные философские вопросы, подобные тем, что задают сейчас создатели сериала «Мир Дикого Запада». Например, возможность механически имитировать биологические процессы привела Рене Декарта к мысли об отсутствии необходимости существования «души», вследствие чего великий мыслитель и математик выдвинул знаменитый тезис, что животные в целом являются лишь очень сложными машинами. Вольтер даже писал (хотя, возможно, и не без иронии): «Без утки Вокансона ничто не напоминало бы нам о величии Франции».

О величии парижского дома Van Cleef & Arpels теперь будет постоянно напоминать практически живая бабочка на циферблате часов Lady Arpels Papillon Automate.

Poetic Complication 2017: Lady Arpels Papillon Automate

Poetic Complication 2017: Lady Arpels Papillon Automate

Поэтические сложности

Стиль Van Cleef & Arpels, чей флагманский бутик с 1906 года украшает собой Вандомскую площадь в Париже, мгновенно узнаваем даже не с первого взгляда, а с полувзгляда. Феи и эльфы, бабочки и божьи коровки, ожившие мифические существа и весьма правдоподобные настоящие представители фауны — весь этот сонм волшебных созданий от Van Cleef & Arpels прошел через прошлое столетие, создав свою особенную вселенную, в которой нет места ни хищникам, ни злодеями. Многие ювелиры стремятся с помощью своих изделий рассказать сказочную историю. Но только мастерам Van Cleef & Arpels удается создать такую сказку, в которой сразу гарантирован счастливый финал.

История Poetic Complication

История Poetic Complication

Естественный оптимизм Van Cleef & Arpels (с небольшой примесью мистики) — это и есть тот секретный ингредиент, который ставит изделия дома особняком от всех прочих украшений. И, конечно же, мастерство: художников, ювелиров, граверов, геммологов, эмальеров-миниатюристов, которым удается воплотить в жизнь любой фантастический замысел. Между прочим, ювелирная школа Van Cleef & Arpels считается одной из лучших в мире. При этом, хотя часы с этим именем на циферблате выпускались еще с 30-х годов прошлого века, дом никогда не претендовал на статус «мастера часовых усложнений».

Даже могло показаться, что написать в одном предложении Van Cleef & Arpels и Complication — это оксюморон. И снова как в сказке: оказалось, достаточно добавить всего одно магическое слово — «поэзия».

В конце колесной системы автоматона находится вращающееся колесо с двумя стопорами, которое «ловит» опускающийся на него рычаг системы спуска автоматона и блокирует его работу

Первая модель в серии Poetic Complication была представлена на SIHH в 2006 году в честь столетия Van Cleef & Arpels, поэтому и получила соответствующее имя Lady Arpels Centenaire.

С инженерной точки зрения она была достаточно лаконичной: корпус Lady Arpels диаметром 36 мм с центральными креплениями браслета, основанный на дизайне, придуманным Пьером Арпельсом в 1949 году, заключал механизм с двумя стрелками и расписанным вручную эмалью диском с изображением четырех времен года. Диск совершал плавный годовой оборот, показывая актуальный сезон, в то время как остальные секторы прятались под «облаком» из белого перламутра. Устройство базировалось на калибре Jaeger-LeCoultre с ручным заводом. Механизмы мануфактуры из Ле-Сентье стали основой Poetic Complication на долгие годы.

За нерегулярность срабатывания автоматона отвечает «рандомное колесо» с 19 зубьями

В следующем году, чтобы добавить поэзии в механику (можно сказать, верлибра), был приглашен глава часового ателье Agenhor Жан-Марк Видеррехт. Он разработал на базе калибра JLC 846 свой фирменный ретроградный модуль, позволивший заменить стрелки на золотую фею, машущую крылышком и волшебной палочкой. Два последующих изобретения Видеррехта для Poetic Complication: двойной линейный ретроград Pont Des Amoureux («Мост влюбленных») и репетир Poetic Wish («Поэтическое желание», причем как у Милорада Павича в мужской и женской версии) стали предметом уже всеобщего восхищения и принесли Видеррехту славу самого креативного часового мастера.

Инерционный сектор автоподзавода, украшенный звездами и луной, при вращении увеличивает количество активаций бабочки на циферблате

Тем временем история Poetic Complication становилась все более значительной и интересной и привлекала новых участников. Следующее усложнение, танцующая балерина, была разработана с участием женевского ателье La Fabrique du Temps и под руководством Дени Жиге (автора Opus Eleven для Harry Winston), который с 2012 года возглавил часовое направление марки.

В 2014 году Van Cleef & Arpels представил первые мужские часы Poetic Complication Midnight Planetarium в сотрудничестве с известным нидерландским конструктором миниатюрных планетариев Кристианом ван дер Клааувом. Спустя два года астрономическую тему в неожиданном ключе продолжил концепт Midnight Nuit Lumineuse с созвездием Единорога, камни в котором подсвечиваются пьезоэлементами.

А в 2017 году самый невероятный механизм коллекции — Lady Arpels Papillon Automate был разработан только собственными силами Van Cleef & Arpels. На базе калибра сестринской мануфактуры Valfleurier и без привлечения знаменитостей. Знаменитостью стала сама бабочка.

Вращательное движение колесной системы автоматона превращается в возвратно-поступательное движение крыльев бабочки с помощью двух миниатюрных шатунов

Контролируемая случайность

Красочный циферблат Lady Arpels Papillon Automate логически разделен на две части. Справа расположены две стрелки, слева можно увидеть миниатюрную бабочку, крылья которой выполнены из золота и заполнены двумя цветами эмали в технике plique-a-jour. Эта витражная эмальерная техника похожа на перегородчатую эмаль, но не имеет сплошной металлической основы и поэтому пропускает свет.

Сложный механизм, призванный обеспечить нерегулярность, а таким образом «натуральность» взмахов крыльев бабочки, получил целых четыре патента.

Схема механизма автоматона бабочки Lady Arpels Papillon Automate

1. Инерционный сектор подзавода пружины 2. Система спусковых рычагов автоматона 3. Диференциал, «суммирующий» количество активаций бабочки от вращения рандомного колеса и движений инерционного сектора 4. Рандомное колесо с 19 зубьями, обеспечивающее нерегулярность промежутков между активациями бабочки 5. Крылья бабочки, декорированные витражной эмалью 6. Управляющие штифты крыльев бабочки с напрессованными сапфировыми шарами диаметром 0,08 мм не требуют смазки при работе в шатунах 7. Колесная система автоматона 8. Два микрошатуна, превращающие вращательное движение в возвратно-поступательное 9. Двойной заводной барабан с встроенным дифференциалом

Движения бабочки контролируются тремя режимами. Если часы просто лежат на столе, то число махов определяется специальным управляющим колесом с 19 зубьями, чередуемыми с нерегулярными промежутками (назовем его по аналогии с компьютерными науками «рандомным», то есть «случайным» колесом). Это колесо делает один оборот за час, то есть в среднем бабочка оживает раз в три минуты, но из-за разной длины промежутков между зубьями паузы варьируются от двух до четырех минут.

Второй режим включается, если часы надеты на руку. Тогда бабочка начинает порхать чаще. Ее активность увеличивается за счет вращения инерционного сектора автоподзавода, который также соединен через систему колес и дифференциал с 19-зубным рандомным колесом, что создает некоторое подобие суммирующей нерегулярной механической системы, защищенной, естественно, патентом.

техника витражной эмали plique-a-jour

Помимо крыльев бабочки в технике витражной эмали plique-a-jour украшены изогнутые поверхности зеленых листьев

Третий режим работы бабочки — для самых нетерпеливых — включается специальной кнопкой у отметки «8 часов». При каждой активации бабочка может махать крыльями подряд от одного до четырех раз в зависимости от запаса хода заводной пружины. При полном заводе пружины, близком к 48 часам, бабочка хлопает крыльями четыре раза. При уменьшении завода пружины количество взмахов дискретно падает сначала до трех, потом до двух и, наконец, до одного раза. Обеспечивается такая дискретизация специальным регулятором в форме мальтийского креста. При заводе пружины вручную бабочка также хлопает крыльями, как бы оживая от поступающей в часы жизненной силы. По сути, этот хитроумный механизм является специальным индикатором запаса хода, встроенным в бабочку. И это второй патент.

Часть циферблата украшена паве из сине-фиолетовых сапфиров

Часть циферблата украшена паве из сине-фиолетовых сапфиров

Третий патент касается непосредственно самой механики процесса движения крыльев. Рандомное колесо соединено системой рычагов с двумя миниатюрными шатунами, которые преобразуют вращательное движение колесной системы автоматона в возвратно-поступательные движения крыльев бабочки. На двух золотых управляющих штифтах крыльев бабочки напрессованы два сапфировых шара диаметром 0,08 мм, которые входят в нижнюю головку шатуна и не требуют смазки.

Основной циферблат декорирован в эмальерной технике paillonne

Основной циферблат декорирован в эмальерной технике paillonne с добавлением миниатюрных элементов фольги между двумя слоями эмали

Система из двух заводных барабанов, объединенных дифференциалом для улучшения процесса завода пружины, защищена четвертым патентом. В целом сложнейший калибр, на разработку которого ушло шесть лет, состоит из 417 деталей, из которых 174 — основной часовой механизм, а все остальное — модуль автоматона, разработанный силами Van Cleef & Arpels в сотрудничестве с мануфактурой Valfleurier.

Возвращаясь к многоуровневому циферблату, созданному в мастерских Campus Genevois de Haute Horlogerie в женевском пригороде Мейрене, важно отметить гармоничное сочетание разнообразных сложных техник декорирования. Боковой циферблат для часовой и минутной стрелки выполнен в эмалевой технике paillonne, которая отличается добавлением миниатюрных элементов фольги между двумя слоями эмали. Благодаря итоговой прозрачности эмали эти элементы обеспечивают мерцающий светящийся эффект на циферблате. Цветы выполнены в технике выемчатой эмали. А витражная эмаль, помимо крыльев бабочки, украшает также изогнутые поверхности зеленых листьев, что является уникальным достижением декоративного оформления.

Champleve или так называемая выемчатая эмаль

Еще один вариант эмали, которому нашлось место — champleve или так называемая выемчатая эмаль

Остальная часть циферблата украшена паве из бриллиантов и сине-фиолетовых сапфиров. Корпус часов из белого золота инкрустирован бриллиантами в технике снежного крепления, камни в традиционной закрепке расположились на окружности ранта. Интересно, что Lady Arpels Papillon Automate — нелимитированная серия. Конечно, выпускаться часы будут в ограниченном количестве, соизмеримом с ювелирными и часовыми возможностями подразделений Van Cleef & Arpels. Хотя уже не осталось сомнений, что возможности эти безграничны. 

Часы Van Cleef & Arpels Lady Arpels Papillon Automate

Van Cleef & Arpels Lady Arpels Papillon Automate

Ref.: VCARO8PN00
Корпус: 40 мм, из белого золота, сапфировое стекло, задняя крышка из белого золота с гравировкой, инкрустация бриллиантами «снежной закрепки», 48 бриллиантов на ранте, 2 бриллианта на креплениях браслета, WR 30 метров
Механизм: автоматический калибр без спецификации на базе Valfleurier
Функции: часы, минуты
Циферблат: из белого золота, украшен в технике выемчатой и витражной эмали, инкрустирован сапфирами и бриллиантами
Ремешок: черный, из кожи аллигатора, золотая традиционная застежка
Цена: от 20 000 000 руб