Часовое искусство

Американская история W

 

«Мои Часы» #4-2016

Лиза Епифанова

Обсудить на форуме Оформить подписку

Baselworld


Подпишись
на новости:

Согласен с условиями обработки персональных данных

Американская история W

В июне 2016 года Федеральная торговая комиссия потребовала у часовой компании Shinola, расположенной в Детройте, перестать использовать лозунг Where American is Made. Дело в том, что часы, которые носит бывший президент Билл Клинтон, кандидат в президенты Хиллари Клинтон, а нынешний президент Барак Обама преподнес в подарок уже бывшему британскому премьеру Дэвиду Кемерону, вовсе не «делаются» в США. Они там только собираются. Примечательно, что закон, отобравший у марки столь эффектный лозунг, когда-то был придуман для того, чтобы защитить честного американского производителя от «подделок» швейцарских фабрик.

Часы заходящего солнца 

Официально континентальная часть США разделена на четыре часовых пояса, самый «ближний» из которых — Восточный — отстает от гринвичского времени на пять часов. За ним следуют центральный, горный и Тихоокеанский. Также для удаленных территорий существуют аляскинский пояс (GMT-9) и гавайско-алеутский (GMT-10). 

Ball Watch Co, железнодорожный хронометр, 1890-е гг

Ball Watch Co, железнодорожный хронометр, 1890-е гг.

Хотя у гринвичской обсерватории никто никогда не оспаривал право на нулевой меридиан, именно в США родилась сама идея единого мирового времени. Британские железные дороги перешли на одно для всех «лондонское время» в 1840 году (страшно представить, как там до этого ходили поезда), а в северной америке, то есть в США и Канаде, единый временной стандарт для всех железных дорог с учетом нескольких часовых поясов был введен в 1883 году — впервые в мире. И увидев, насколько от этого стало хорошо и удобно жить, канадский инженер спенсер Флеминг начал продвигать идею введения системы UTC (всемирного координированного времени) на всей планете. К слову сказать, его поначалу подняли на смех и обзывали утопистом. 

Hamilton, дамские часы на браслете, 1930 г

Hamilton, дамские часы на браслете, 1930 г.

Из этой истории можно сделать очевидный вывод. Как в свое время мореплавание для англии, развитие железнодорожной сети в США в середине XIX века стало тем важнейшим импульсом, который привел к бурному росту часовой отрасли и к началу хх века вывел североамериканскую часовую промышленность на лидирующие позиции в мире. 

Считается, что первое робкое производство часов в США появилось еще в 1807 году. До этого у жителей нового континента не было ни ресурсов (металлургическая промышленность была неразвита, детали можно было только по старинке вытачивать из дерева), ни особой необходимости делать часы, поскольку все благополучно доставляли из Европы. 

Hamilton, карманные часы, 1915 г.

Hamilton, карманные часы, 1915 г.

Начало истории положили санкции. Во время наполеоновских войн президент США Томас Джефферсон ввел торговое эмбарго для враждующих Франции и Англии, чтобы те прекратили захватывать нейтральные американские корабли. Эмбарго затронуло почти все участвовавшие в войне страны, поэтому с 1806 по 1810 год поставки из европы в америку фактически прекратились. Тогда и открылось первое ателье Luther Goddard & Sons в Массачусетсе, в котором изготавливались часы из сделанных на коленке, а не из импортных деталей. 

Впрочем, эмбарго скоро сняли, и об этой истории счастливо забыли. Еще одну попытку наладить часовое производство в америке предприняли в 1838 году братья Джеймс и Генри Питкины из Хартфорда, штат Коннектикут. Они вошли в историю тем, что первыми создали машинное производство компонентов из латунных болванок и даже выпустили собственный калибр диаметром 16 линий с платиной 3/4. Сами часы не сохранились, остались только их рекламные изображения в газетах того времени, но поскольку спираль баланса, камни и винты у Питкиных по-прежнему были импортными, то их и нельзя назвать на 100% американскими. Вскоре и сама фирма H. & J. F. Pitkin прекратила существование. 

Ball Watch Co, карманные часы с золотым покрытием, 1898 г.

Ball Watch Co, карманные часы с золотым покрытием, 1898 г.

Время Геттисберга 

Переломным в истории часового дела США стал 1850 год, когда в городке роксбери, штат Массачусетс, встретились три молодых человека: Дэвид Дэвис, Эдуард Говард и Аарон Дэннисон. Дэннисону, часовщику и предпринимателю, еще в 1840-х годах пришла идея удешевить часовое производство за счет стандартных взаимозаменяемых деталей, а инженер говард взялся разработать станки, которые будут такие детали производить. Дэвис был его техническим ассистентом, а капитал на предприятие дал тесть говарда. 

Железнодорожные работники изучают новые часы Ball Watch Co

Железнодорожные работники изучают новые часы Ball Watch Co

Первые часы, которые назывались просто Howard, Davis & Dennison, были выпущены в 1851 году. Поначалу результат был неудовлетворительным: каждая отдельная деталь в чем-то незначительно отличалась от остальных. Но предприниматели не опускали руки. Говард постоянно совершенствовал свои станки, приглашал новых специалистов. Часы становились все лучше, а компания постоянно меняла имена. В 1852 году она стала называться American Horology Company, в 1853-м Boston Watch Company. Из этого многообразия у многих коллекционеров возникает путаница с ранними выпусками фабрики. Между прочим, самую первую партию часов в 800 штук партнеры назвали Samuel Curtis — в честь того самого инвестора, тестя Говарда. Сегодня это невероятно ценный коллекционный раритет. Тем временем, в 1854 году, фирма построила новую часовую фабрику в Массачусетсе, в городе Уолтем. Там было выпущено порядка 5000 экземпляров часов, пока в 1857 году компания не разорилась и не была продана с молотка. Удивительно, что именно в этом роковом году фабрика создала свои самые известные в истории часы — так называемые Waltham Model 1857. Они стали первыми, целиком собранными из американских деталей, к тому же произведенных стандартно машинным способом. 

Главный офис Webb C. Ball Watch Co в Кливленде

Главный офис Webb C. Ball Watch Co в Кливленде, Огайо, начало ХХ века

Хотя у Waltham Model 1857 было несколько недостатков (например, они были изготовлены из дешевого монетного серебра, а заводить пружину и даже корректировать время нужно было отдельным ключом), именно этот механизм считается родоначальником всей американской часовой индустрии. 

Кстати, часы Waltham Model 1857 были вручены Аврааму Линкольну сразу после произнесения им геттисбергской речи по окончании гражданской войны в 1863 году. 

Часы Kobold Spirit of America Pop

Kobold Spirit of America Pop, с рисунком художника из Питтсбурга Бертона Морриса

Бедные Швейцарцы 

Фабрика в Уолтеме была символично переименована снова в 1859 году в American Watch Company (в 1885 г. она поменяла имя на American Waltham Watch Company), и дела ее пошли в гору. Даже бывшие владельцы вполне процветали, основав каждый новую часовую марку: Эдуард говард — ателье E. Howard & Co. (впоследствии просто Howard Clock), а Дэннисон поступил хитрее. Он отправился в Швейцарию, где открыл под Цюрихом фабрику механизмов, которые затем поставлял в США и собирал в готовые часы под маркой Tremont. 

Дело в том, что в середине XIX века рабочая сила и ресурсы в Швейцарии обходились значительно дешевле, чем за океаном. Поэтому американские предприниматели потихоньку потянулись в старый свет, чтобы открыть там производство для своих брендов. Одним из самых известных последователей дэннисона стал Флорентин Ариосто Джонс — основатель мануфактуры IWC в Шаффхаузене. 

Elgin, карманные часы из золота 15 карат, 1916 г

Elgin, карманные часы из золота 15 карат, 1916 г

Интересно, что мастера традиционных франкоязычных часовых регионов Швейцарии с возмущением прогнали американских выскочек с их машинными станками. Они предпочитали вытачивать детали традиционно, для каждого механизма в отдельности. Пришлось американцам искать понимания в более дружелюбных немецких кантонах: Базеле, Шаффхаузене и Цюрихе, которые благодаря им в мгновение ока превратились из дремучего захолустья в форпост технической мысли. 

Между тем, в Америке и без швейцарского производства местные часовые компании множились с каждым днем. На волне железнодорожного бума один за другим появились впоследствии всем известные бренды. Они в основном базировались на северо-востоке, где бурно развивалась металлургическая промышленность. Главным часовым центром США стал штат Иллинойс. Там в 1864 году в Чикаго открылась Elgin National Watch Company, ставшая вскоре крупнейшим национальным производителем, а в 1870-м в спрингфилде — Illinois Watch Company, создавшая легендарные железнодорожные хронометры Bunn Special. 

Авиационный приборный хронометр Waltham XA Type 37

Авиационный приборный хронометр Waltham XA Type 37 с 8-дневным запасом хода, установленный в самолете Spirit of Saint Louis Чарльза Линдберга

Часовое производство процветало и в соседних штатах, например Огайо и Пенсильвании. В Кливленде в 1881 году Уэбстер Клей Болл основал марку Ball Watch & Co, также обслуживающую преимущественно железные дороги, а в 1894-м в цинциннати германский эмигрант дитрих грюэн основал компанию Gruen Watch Co. Главным же часовым предприятием ланкастера в Пенсильвании стала основанная в 1892 году компания Hamilton, сразу же представившая свой железнодорожный хронометр — Broadway Limited. 

Тут справедливо будет отметить и главный «недостаток» всех этих часов в глазах современного коллекционера — их стандартность. Как технически точный прибор, они должны были соответствовать национальному регламенту железных дорог. Естественно, это сильно ограничивало фантазию производителей, а поскольку компоненты для часов создавались машинным способом, все марки для спокойствия стремились привести свои механизмы к единому формату. Так что в том, что касается железнодорожных «карманников» конца XIX-начала хх века, можно сказать, что и Elgin, и Waltham, и Illinois, и Hamilton, и Ball производили по сути одни и те же часы. 

Часы Hager Commando Professional

Hager Commando Professional с автоматическим калибром HGR 52 на базе Miyota 9015

А тем временем, в 1890 году братья роберт и Чарльз Ингерсолл, сообразив, что часы нужны не только машинистам и банкирам, заказали у нью-йоркской фабрики Waterbury Clock 10 000 самых топорных часов стоимостью 85 центов. Они поместили в свой почтовый каталог новый товар — часы Ingersoll за 1 доллар! Часы были без камней в опорах, из самой дешевой латуни, зато позволить их себе мог каждый. 

Надо сказать, что в том же году только на Колумбийской торговой выставке долларовые Ingersoll были проданы в количестве 85 000 штук. 

Швейцарские часовщики довольно поздно спохватились, что заокеанские конкуренты могут представлять для них серьезную угрозу. В 1875 году инженер Жак Давид, работавший на Longines, в составе Швейцарской торговой делегации посетил выставку в Филадельфии с тайным заданием: изучить американскую часовую промышленность. Она произвела на него неизгладимое впечатление, особенно Elgin. В 1877-м в своем докладе давид писал: «Elgin имеет представительства в Нью-Йорке, Чикаго, Лондоне и Санкт-Петербурге. Эти представительства великолепно организованы и могут составить серьезную ценовую конкуренцию, так что было бы неразумно игнорировать их». 

Shinola Canfield Chrono в корпусе 43 мм

Shinola Canfield Chrono в корпусе 43 мм, кварцевый калибр Argonite 5021 включает 83 швейцарские детали

Сто миллионов 

Всего к началу ХХ века в США было порядка 20 часовых марок. С точки зрения европейца, это совсем немного: может столько уместиться на одной женевской улице. Но надо понимать, что это были не комнатные ателье, а суперфабрики, на которых трудились тысячи человек, производившие десятки тысяч механизмов. 

Всего с 1864 по 1957 год Elgin произвела 55 миллионов карманных часов. Waltham около 35 миллионов. Вместе они составили 80% всех американских «карманников». Hamilton выпустила 4 миллиона часов (3,5%), Illinois — 5,7 миллионов (4,99%). Вместе с остальными марками общий выпуск часов в США за указанный период составил 114 210 700 экземпляров. И речь идет только о нормальных карманных часах с механизмами на рубиновых подшипниках. дешевых долларовых часов такие марки, как Ingersoll, Ingraham, New Haven и Ansonia продали более полумиллиарда. 

Devon Tread 1 в корпусе 53 мм

Devon Tread 1 в корпусе 53 мм с черным DLC установлен микропроцессор, управляющий ременной передачей часов и минут, в 2015 году была выпущена специальная серия Tread 1 Star Wars (вверху)

Вспоминая об эмбарго Джефферсона, надо отметить, что американская часовая индустрия являет пример того, как можно развить бизнес с помощью запретительных санкций. Причем не единожды, а целых три раза. 

В 1885 году сенат выпустил Dingley Tariff Act, согласно которому на всех импортируемых товарах необходимо было указывать их реальное место производства. Сделано это было для того, чтобы воспрепятствовать схеме, придуманной Дэннисоном и Джонсом: производить часы в Европе с помощью дешевой рабочей силы, а потом продавать их в америке как местные, минуя ввозные пошлины. 

Waltham CDI Pure с автоматическим калибром W.DB-002 Dubois-Depraz 331

Waltham CDI Pure с автоматическим калибром W.DB-002 Dubois-Depraz 331 с функцией GMT в корпусе 47 мм из титана вдохновлены приборными часами 1940-х из самолета B24 Liberator

В результате в США из Швейцарии потянулись настоящие «эмигранты»: Dingley Tariff Act допускал американское происхождение у товаров, собранных на территории США и из частично американских деталей. Так в США появились сборочные фабрики швейцарских марок Bulova, Movado, Longines-Wittnauer и Concord. В часах использовались швейцарские заготовки, однако собирались они в США, что быстро обеспечило маркам успех и узнаваемость среди американцев. В результате эти компании даже перевели свои штаб-квартиры в новый свет и вообще отказались от европейского происхождения, хотя многие так и продолжали закупать «эбоши» и детали корпусов и циферблатов в Швейцарии. 

Weiss Standard Issue Field с Caliber 1001 с ручным заводом

Weiss Standard Issue Field с Caliber 1001 с ручным заводом, стальной корпус 42 мм, высота 12,8 мм

В следующий раз американские марки, едва оправившиеся от Великой депрессии и значительно поредевшие (из «коренных американских» производителей уцелели только Elgin, Waltham и Hamilton, а также Waterburry, на обломках которой в 1942 году возник бренд народных наручных часов Timex), сумели подняться из руин благодаря Buy American Act, принятому в 1933 году опять же для защиты отечественного производителя. Согласно ему, все государственные организации должны отдавать предпочтение американским товарам, коими считались произведенные в США и имеющие не менее 51% американских деталей. Этот акт очень помог Hamilton во время Второй мировой войны, поскольку обеспечил компании статус официального поставщика армейского спецназа и привел к появлению легендарной модели Khaki Frogman. 

Между прочим, к помощи Hamilton пришлось прибегнуть и Omega, чтобы войти в аэрокосмическую программу в соответствии с требованиями акта Buy American: швейцарцы закупали корпуса у фирмы Star Watch из Мичигана, устанавливали в них механизмы в Бьенне, а потом в разобранном виде везли на фабрику Hamilton в ланкастер, где уже проводилась окончательная сборка и тестирование. 

Часы Bulova Moon Watch

Bulova Moon Watch с высокочастотным кварцевым механизмом, стальной корпус 45 мм, высота 13,5 мм

Натурализованный американский бренд Bulova с большим трудом сумел пробиться в лунные миссии, апеллируя все к тому же патриотическому акту. Кстати, в это время компания уже не производила собственные механизмы наручных хронографов, так что пришлось закупать их у Universal Geneve. Тем не менее в истории сохранился замечательный эпизод, когда в 1971 году в ходе миссии «Аполлон-15» при высадке на поверхность луны у астронавта Дейва Скотта вышли из строя его официальные Omega и он надел личный хронограф Bulova. В 2015 году эти единственные «частные» часы, побывавшие на луне, были проданы на аукционе RR в Бостоне за 1,6 миллиона долларов. 

Тот факт, что, несмотря на государственную поддержку, технические инновации и любовь населения, американская часовая индустрия все-таки проиграла швейцарской и японской, до сих пор не дает покоя многим историкам. Почему так произошло? 

Bulova Moon Watch с высокочастотным кварцевым механизмом

Bulova Moon Watch с высокочастотным кварцевым механизмом, стальной корпус 45 мм, высота 13,5 мм

Первую причину видят в самом факте появления наручных часов, к которым американские бренды оказались не готовы. Впервые о «новом модном тренде из европы» носить часы на ремешке на руке сообщил New York Times в выпуске от 9 июля 1916 года. новый стиль ассоциировался с военными, бравыми молодыми людьми, с романтикой риска, и американские потребители, живущие сравнительно мирной жизнью, тут же ему безоговорочно поверили. В то же время среди местных часовых производителей только единицам удалось успешно перейти на новую моду. В конце Второй мировой войны швейцарцы имели намного более продвинутое оборудование для производства наручных механизмов, в особенности столь востребованных хронографов. 

Вторым серьезным и фатальным ударом стал кварц. Несмотря на то что Hamiton еще в 1957 году представил первые в мире электрические наручные часы Ventura, а в 1972-м — опять же первые в мире часы с электронным дисплеем Pulsar, для индустрии битва с дешевыми азиатскими механизмами была проиграна. 

Сама Hamiton в 1974 году вошла в концерн SSIH, впоследствии ставший Swatch Group. Ее подразделение цифровых часов Pulsar было приобретено Seiko в 1978 году. 

RGM 151-COE Corps of Engineers с автоматическим механизмом

RGM 151-COE Corps of Engineers с автоматическим механизмом, стальной корпус 38,5 мм, высота 10,5 мм, циферблат с эмалью Grand Feu, дизайн вдохновлен военными американскими часами времен Первой мировой войны

Бейсбол и ЦРУ 

Впрочем, было бы большим преувеличением говорить о «смерти» американских часов. Ball, Bulova, Hamilton — это по-прежнему успешные проекты, гордящиеся своими корнями. Причем Ball Watch остается независимой компанией со штабквартирой в родном Кливленде. 

Развивают активность новые владельцы Waltham. хотя пропасть, зияющая между родоначальником американских часов и современным брендом, очевидна. 

Если говорить непосредственно об американских часовых компаниях, то их дела весьма неплохи. Хотя часы в основном уже давно производятся не на северо-востоке США, а на юго-востоке азии, концерн Fossil Group (марки Fossil, Diesel, DKNY, швейцарский Zodiac) находится на 4-м месте в списке ведущих экспортеров, занимая 5,2% мирового рынка и 14% рынка США. сильны позиции у Timex Group (которая также владеет европейским подразделением, создающим часы Guess Collection, Versace и Ferragamo), корпорации E.Gluck (Anne Klein и другие фэшн-марки) и Movado Group, представляющей марки Concord, Movado и Ebel, а также ряд модных брендов. 

Shinola Runwell в стальном корпусе 47мм

Shinola Runwell в стальном корпусе 47мм

Но все это коммерческий массовый продукт, рассчитанный на, так сказать, общемирового потребителя. Тогда как часы — вещь очень эмоциональная. И чем больше людей с ностальгией вспоминают о дедушкином хронометре Elgin или Hamilton, тем больше других, кто вопрошает: А как насчет современной американской часовой классики? 

И тут можно обнаружить много интересного. самый громкий новый проект — это Shinola, обосновавшая в умирающем центре автопромышленности детройте. Немногие знают, что на самом деле Shinola была запущена техасским бизнесменом Томом Катсортисом, владельцем концерна Fossil с вполне определенной маркетинговой целью: привлечь патриотично настроенную аудиторию, предпочитающую часы простые, грубые, но надежные. Как джинсы, ковбойские сапоги и грузовичок «Шеви». За это пуристы Shinola немного презирают, но одного у нее не отнять: Компания действительно развивает производство в детройте, где организовала 375 рабочих мест и часы делает вполне симпатичные в американском стиле 50-х. 

Detroit Watch Company 1701 с автоматическим калибром Miyota 9100

Detroit Watch Company 1701 с автоматическим калибром Miyota 9100 с индикатором запаса хода, стальной корпус 44 мм, высота 13,5 мм, названа в честь года основания Cadillac

Ценители настоящего часового искусства и ручной работы скорее могут обратить внимание на бренды RGM и Weiss. Оба носят имена своих основателей — Роланда Г. Мерфи и Камерона Вейсса, которые являются выпускниками знаменитой швейцарской часовой школы WOSTEP. Мерфи более опытный: он успел поработать на производстве Hamilton в Ланкастере, а потом там же открыл и собственное ателье в 1992 году. Он уже успел прославиться «первым американским турбийоном» Pennsylvania Tourbillon с мануфактурным калибром 801, а наибольшую известность ему принесла «бейсбольная серия» хронометров с эмалевыми циферблатами, разрисованными фигурками спортсменов. 

Камерон Вейсс, открывший свое ателье в 2013 году, предпочитает изысканную винтажную классику ручной работы, возрождающую стиль «карманников» XIX века. Интересно, что этот уголок древности располагается не где-нибудь, а в Калифорнии, в Лос-Анджелесе. Там, где совсем неподалеку придумали Apple Watch. 

Часы SQ03 Minuteman

SQ03 Minuteman

Кстати, о Калифорнии. Здесь же находится офис самой отвязной часовой марки Devon, созданной дизайнером Скоттом Девоном. Электромеханический «танк» Tread 1 с гусеничной индикацией стал первой американской моделью, номинированной на Grand Prix de Geneve в 2010 году. Devon приз не выиграл, но марку все запомнили. 

На американской земле можно найти еще пару интересных дизайнерских брендов, например, Keaton Myrick (это имя мастера) из орегона или MinuteMan из Иллинойса — часы с единственной стрелкой, на которых написано Proudly Assembled in US. Но в основном все почему-то ждут от часов из США военизированной брутальности. Видимо, призрак холодной войны продолжает бродить по среднему западу. 

Часы должны быть такими, по крайней мере с виду, что ими легко можно вырубить противника. В этом направлении работают марки Kobold (самая популярная коллекция называется Langley в честь штаб-квартиры ЦРУ), Hager (эта марка вообще была официальным поставщиком ЦРУ и до недавнего времени часы простой публике не продавала), Lum-Tec (очень светящиеся часы, популярные среди полицейских и парамедиков) и, повторяющая успех Shinola, марка из детройта Detroit Watch Company, выпустившая авиационный хронограф B24 Liberator на базе Valjoux 7750. 

Часы Patek Philippe

Часовую марку в США можно найти практически в любом штате от Калифорнии до Нью-Йорка. Кажется, куда ни ткни, там уже кто-то делает часы. Например, в Колорадо разместилась марка Vortic, переделывающая железнодорожные «карманники» (ох, эти сто миллионов!) в наручные модели. Может быть, прямо сейчас кто-то, одуревший от бессонницы и белых ночей, подумывает открыть свое часовое ателье на Аляске. 

Хотя американская часовая индустрия и утратила мощь и величие первой половины ХХ века, жители нового света по-прежнему очень любят часы. И красивые истории с хорошим концом. Кстати, Shinola очень быстро изменила слоган. Теперь он звучит так: Build in Detroit. From Swiss parts. 


Часы для конкистадоров

Хотя в Южной Америке веселый и легкий характер местных жителей никогда не предполагал появления собственного высокоточного производства, этот регион с начала ХХ века стал настоящим Эльдорадо часовых брендов. Причем швейцарцы догадались устремиться туда раньше североамериканских соседей. Когда в 1927 году в Женеве был основан специализированный часовой журнал Europastar, первые выпуски его издатель Хуго Бухсер отправил в Бразилию и Аргентину. В том же году торговый дом Bucherer приобрел первые заокеанские магазины — в Буэнос-Айресе и Сантьяго. А самым первым открыл Латинскую Америку Patek Philippe, когда ювелирный дом Gondolo & Labouriau из Рио-де-Жанейро в 1872 году стал их эксклюзивным дистрибьютором в Бразилии. К началу ХХ века у дома сформировался преданный клуб покупателей, который назывался Gondolo Gang («банда Gondolo»). Специально для них Patek Philippe выпустил первый карманный хронометр в аналогичным названием, и он послужил прообразом для знаменитой наручной коллекции Gondolo, появившейся в 1993 году.

Еще одним местом притяжения часовой роскоши была Куба. В 1882 году на 5-й Авеню в Гаване открылся бутик Cuervo y Sobrinos, представлявший лучшие швейцарские часы. В разное время его посетителями были Альберт Эйнштейн, Уинстон Черчилль, Пабло Неруда и Эрнест Хемингуэй. Поскольку его владельцы были ювелирами и хорошо знали местные вкусы, они постоянно заказывали особые серии часов по индивидуальному дизайну. Сегодня следы этого творчества можно найти в современной марке Cuervo y Sobrinos. На Кубе начал свою карьеру и основатель Movado Group Джерри Гринберг — он был одним из самых успешных дистрибьюторов Omega и Piaget. Закончилось все, правда, революцией.