Часовые аукционы сегодня определенно являются главными поставщикамисенсаций. Никакие другие новости, даже запуск концептуального механизма, ккоторому некая часовая компания шла годами, не вызовут столько ажиотажа,как очередная громкая сумма (или не менее громкий провал), за которую ано-нимный ценитель приобрел хронометр полувековой давности. На торгах WatchAuction: Five, проведенных домом Philips в Женеве 13 и 14 мая, вечный кален-дарь Rolex Ref. 6062, принадлежавший последнему императору Вьетнама БаоДаи, был продан за пять миллионов франков. Это сумма вполне сопоставима сизумрудом Рокфеллеров, недавним аукционным приобретением Harry Winston.Вот только изумруд — это феномен природы, редчайший минерал, а в случаечасов Rolex, пусть и золотых с бриллиантами, речь идет даже не об авторскойручной работе.

И не успели часовые знатоки со всеми подробностями обсудить историюнизложенного императора, который в Женеве сбежал с мирной конференциив часовой бутик, как подоспела вторая, еще более фантастическая новость —наконец обнаружен Daytona Ref. 6239, подаренный Полу Ньюману его супру-гой Джоан Вудвард. Уже сейчас энтузиасты соревнуются в смелости прогноза:какой ценовой рубеж пройдет этот артефакт на осеннем аукционе Philips,который, кстати, впервые пройдет в Нью-Йорке.

Хотя все эти новости не означают, что часовые аукционы сейчас просто ломят-ся от ставок. Если посмотреть на результаты тех же майских торгов Antiuorum,масса «обычных часов» от известных швейцарских брендов (от конца 1980-хдо начала нулевых) оказалась попросту непроданной или проданной в рамкахэстимейта.

Поэтому, что бы ни говорил уважаемый Александр Готби, руководитель часо-вого направления Philips, ранее хорошо знакомый коллекционерам как веду-щий часового блога Vacheron Constantin (интервью с ним читайте на страницахэтого номера, а также на сайте mywatch.ru), а результаты аукционов зависят нетолько от реальной ценности часов, но и от грамотного маркетинга мероприя-тия и личной харизмы ведущего. Вспомним тот же Antiquorim времен ОсвальдоПатрицци. А еще более гипнотизирующий эффект на участников оказываетнынешний ведущий часовых торгов Philips Орель Бакс.

Тем не менее истории, свидетелями которых мы становимся в данную минуту,нельзя объяснить только обаянием господина Бакса. Это настоящий феноменроста вторичного рынка наручной часовой механики, исследованию которогопосвящена главная тема этого номера.

Одно радует. Если люди готовы платить миллионы долларов за несколькокусочков металла, соединенных конвейерным способом, значит, интерес кчасовой механике только начинает расти по-настоящему. Увлеченность про-шлым, как ни странно, способствует интересу к тому, что ждет нас в будущем.Может, часы, купленные сегодня у неизвестного бренда, через пару лет ока-жутся эталоном стиля? Может, кто-то только что выпустил и упаковал в короб-ку будущий аукционный хит? Или, наконец, найдены и готовы предстать передпотенциальным обладателями Omega Speedmaster, в которых Базз Олдринходил по Луне, и часы-яйцо, изготовленные самим Авраамом-Луи Бреге дляКаролины Мюрат? Увидим. Скучно не будет.

Лиза Епифанова,

главный редактор журнала «Мои часы»