По традиции лето у часовых журналистов посвящено посещениям швейцарских фабрик. И, как ни парадоксально, самый запоминающийся визит оказался связан с мануфактурой Jaeger-LeCoultre в Ле-Сентье, где я уже бывала не единожды. Дело в том, что там в программе посещения всегда запланирован мастер-класс какого-нибудь часового ремесла. Это, кстати, отличная практика для любого коллекционера — разобрать-собрать механизм или, скажем, нарисовать эмальерную миниатюру. Возникает так называемый эффект ИКЕА, когда обладатель даже к серийному изделию чувствует личное расположение, если считает, что сам немного приложил к нему руку. В этот раз в мастерской Jaeger-LeCoultre Metiers Rares нам с коллегами предложили сделать гравировку. Очень простую. Надо было взять в одну руку штихель, в другую — основу циферблата Reverso и… провести прямую линию. Звучит легко? Легко получилось у мастера-гравера на демонстрации. А я уже со второй попытки всадила штихель себе в палец. Надо сказать, мастер ничуть не удивился, а сразу отвел в расположенный рядом медпункт, где флегматичный фельдшер мгновенно обработал порез и наклеил пластырь. Дело, видимо, для него привычное — через минуту за мной последовал другой раненый коллега.

Тут пришлось задуматься: а сколько уколов и порезов наносят себе настоящие граверы во время обучения? Сколько они стачивают в кровь и отбивают молотком пальцев, пока не научатся одним легким движением проводить ту самую злополучную прямую линию, а затем и рисовать завитки или сложные узоры? Получается, что из всех часовых специальностей работа по металлу — самое «кровавое ремесло». Но именно поэтому оно и будет оставаться самой ценной и эксклюзивной составляющей часов. Последним кусочком, сохранившимся со времен рыцарских доспехов. Гравировке по металлу посвящена главная тема этого номера, а в дальнейшем мы будем продолжать интересные публикации и репортажи, связанные с «металлической стороной» часовой механики. Например, рассказ нашего обозревателя и коллекционера Михаила Гончарова, посетившего этим летом кузницу Йохана Густаффсона в шведском Линнчепинге.

А недавно я наткнулась на интересную технику гравировки, описанную в детективном рассказе «Волшебная шкатулка» (Magic Casket) Остина Фримена, опубликованном в 1927 году. Она известна со средних веков и основана на свойствах металлов и законах оптики. Итак, надо взять медную пластинку (или любой медный сплав, например, сякудо), нагреть, чтобы размягчить, и нанести гравировку с «изнаночной» стороны. Важно, что рисунок должен быть не процарапан, а прокован зубилом и молоточком. После того как металл остынет, лицевую поверхность выравнивают и полируют до зеркального блеска. В принципе, с изнанки рисунок тоже можно убрать, полностью зашлифовав, и даже нанести новый, скажем, протравливанием. Суть в том, что выкованный узор все равно навечно остается внутри металла, а поскольку прокованные линии жестче основного сплава, они по-другому отражают свет. Теперь, если зеркальной поверхностью поймать луч света и направить его на стену, то в появившемся «зайчике» проявится тайный рисунок или надпись. Пожалуй, дизайнерам часовых и ювелирных брендов стоит иногда перечитывать старые детективы.

Лиза Епифанова,

главный редактор журнала «Мои часы» 

Дизайнерские часы: Bell & Ross, ArtyA, Rado

Премьера

Дизайнерские часы: Bell & Ross, ArtyA, Rado

Обзор дизайнерских часовых новинок: 3 модели от Bell & Ross, ArtyA и Rado

Спортивные часы: Grand Seiko, Aviator, Certina

Премьера

Спортивные часы: Grand Seiko, Aviator, Certina

Обзор часовых новинок в спортивном стиле: 3 модели от Grand Seiko, Aviator и Certina

Сложные часы: Glashuette Original,  De Grisogono, Arnold & Son

Премьера

Сложные часы: Glashuette Original, De Grisogono, Arnold & Son

Три новинки сложной часовой механики: Glashuette Original Perpetual Calendar,  De Grisogono New Retro Skeleton Tourbillon,  Arnold & Son Tourbillon Chronometer No. 36  

Гравировальное искусство: люди гибнут за металл | часть 2

Часовое искусство

Гравировальное искусство: люди гибнут за металл | часть 2

Как и в случае со многими традиционными часовыми ремеслами, которые сейчас представляются как непрерывная вековая история развития, на самом деле современным производителям пришлось фактически переизобретать часовую гравировку заново. Щедро украшенные колосьями и вензелями карманные часы прошлого и наручные часы с гравировкой соотносятся друг с другом, в лучшем случае, как очень дальние родственники. 

Гравировальное искусство: люди гибнут за металл

Часовое искусство

Гравировальное искусство: люди гибнут за металл

Первые найденные украшения с насеченными узорами датируются от 530 000 до 450 000 лет до нашей эры, так что можно утверждать, что гравировальным искусством увлекался еще homo erectus. В наши дни эта трудоемкая технология, почти исчезнувшая в середине прошлого века, переживает настоящий ренессанс в часовом деле.   

Patek Philippe Aquanaut 5650 Travel Time Advanced Research

Часовое искусство

Patek Philippe Aquanaut 5650 Travel Time Advanced Research

Возобновление после шестилетнего перерыва проекта Patek Philippe Advanced Research многих приятно удивило. Но еще больше удивил выбор коллекции Aquanaut для дебюта очередного инновационного механизма.

Часы Longines Conquest V.H.P.

Выбор часов

Часы Longines Conquest V.H.P.

Аббревиатура в названии часов Longines Conquest V.H.P.  расшифровывается как Very High Precision, то есть «очень высокая точность». Впервые часы с такой маркировкой Longines представил в 1984 году, а в 2017-м выпустил их более современную и технологичную версию. Причем высокоточный здесь не только регулятор, но и умный механизм, корректирующий положение стрелок. 

HYT H1 Rich Time Special Edition

Выбор часов

HYT H1 Rich Time Special Edition

Сегодня коллекционеры соревнуются за обладание самыми оригинальными из этих изделий, выпущенными по заказу эксклюзивных партнеров. К таким раритетам относится специальное издание Н1, созданное для Rich Time.

Maurice Lacroix: ретроградные шедевры вне времени

Бренд-портрет

Maurice Lacroix: ретроградные шедевры вне времени

Часовщики мануфактуры из швейцарского Сен-Лежье уверены, что создают классику будущего, и, взглянув на модели стоящие в авангарде серии Maurice Lacroix Masterpiece, легко представить, как сегодняшние новинки превращаются в коллекцонные шедевры.