Обзоры

SIHH-2018: Меняющаяся реальность

Прошлогодние перемены, произошедшие в руководстве многих ведущих швейцарских брендов, участвующих в 28-м Салоне высокого часового искусства (SIHH), не могли не сказаться уже на первых премьерах 2018 года. Так же как и привлечение новых участников, таких как Hermes, Ferdinand Berthoud, DeWitt и даже F.P.Journe, выступившего, впрочем, как всегда, в своем особом стиле. «Перемены» — это ключевое слово для прошедшего салона. Выставка меняется на глазах. Причем в буквальном смысле.

Без кулуаров 

SIHH начинается сразу после вешалки. И в этом году начало было совершенно неожиданным. Вместо узких полутемных коридоров, ведущих от турникетов к холлам — светлое открытое пространство со множеством специально обозначенных, но не огороженных (!) зон и различных интерактивных развлечений. Кажется, что устроители SIHH решили буквально «сломать стены», вступив в открытый диалог с посетителями. Традиционная музейная экспозиция FHH (Фонда высокого часового искусства), раньше годами ловко прятавшаяся в специальной комнате и потому редко посещаемая, в новой архитектуре салона была вытащена на свет так, чтобы любой проходящий мимо мог улучить минутку и рассмотреть редкие исторические экспонаты. Лишился интимности клуб прессы, появилась специальная сцена для фотографирования и онлайн-трансляций, наконец, большую часть новой рекреации заняло невиданное ранее развлечение — Auditorium, где каждый день устраивались открытые лекции, пресс-конференции глав компаний и дебаты. 

Cartier Panthere de Cartier со стальным обвивающим руку браслетом

Все эти нововведения придали несколько хипстерский формат пафосной консервативной атмосфере SIHH, но очевидно, что задуманы они были не для того, чтобы развлечь публику, которой надоело просто смотреть на часы и захотелось какой-то «движухи». 

Просто все изменения, начавшиеся еще два года назад, прекрасно характеризуют две главные тенденции современного Haute Horlogerie. 

Ferdinand Berthoud Chronometre FB 1R.6-1 c механизмом регулятора и модулем постоянной силы

Первая — это работа напрямую с клиентом. Она включает и прямые продажи, в том числе и через соцсети или мобильные приложения, и персонифицированное изготовление моделей на заказ (на собственное Bespoke Atelier, которое еще совсем недавно было у единичных мануфактур, делают ставку все больше брендов), и различные программы индивидуального сервиса. А вторая тенденция заключается в громком и непрерывном, как экуменическая проповедь, декларировании философии и главных ценностей часовой марки пусть даже в ущерб рассказу о реальных технических преимуществах новых моделей. 

Christophe Claret Maestro Pantherophis украшен скульптурой красного полоза

WOW-эффект 

«Имидж важнее материи» — этот бодрый девиз производители наконец-то вспомнили после трех лет кризиса, пока пытались предугадать вкусы клиентов и неуверенно шептали о прекрасном соотношении цены и качества.

И правда, механические часы на практике особо никому не нужны, особенно «высокая механика», так зачем занудствовать о преимуществах никеля над кремнием, когда можно рассказать захватывающе интересную историю? 

RJ-Romain Jerome RJ x Spider-Man в корпусе 48 мм созданы в сотрудничестве с компанией Marvel

Именно поэтому возник интересный эффект по итогам салона: хотя на нем было представлено очень мало «вау»-часов (эффектных, сверхдорогих, суперсложных или смело экспериментальных), сам SIHH оставил «вау»-впечатление. Пожалуй, только Ришар Миль остался твердо верен себе и представил очередной турбийон с характеристиками G-Shock за миллион франков. Все остальные участники либо представили новые усложнения в пределах разумного восприятия (и цены, кстати, тоже), либо вообще предпочли обойтись модификацией уже известных коллекций. Например, Christophe Claret обвил индикаторы и модули своего трехмерного механизма Maestro натуралистичными змеями: есть версия с ядовитой зеленой мамбой и безвредным маисовым полозом, также известным как красная крысиная змея. Дуэт Urwerk представил свой UR-210 в версии Black Platine. Romain Jerome, обретший нового руководителя, отметился единственным скелетоном — на этот раз со Спайдерменом, то есть сменив DC Comics на Marvel. Макс Бюссер сделал красочное попурри из предыдущих «машин».

Ulysse Nardin Diver Deep Dive способны выдержать удар акулы и давление воды на глубине 1000 метров

Сразу три уважаемых дома: Vacheron Constantin, Jaeger-LeCoultre и Monblanc — собрали лучшее из прошлого и настоящего, чтобы сделать новые относительно доступные линии с мануфактурными калибрами и современным дизайном. 

Baume & Mercier Clifton Club Indian Legend, новый лимитированный выпуск в честь легендарного производителя мотоциклов

Саксонская мануфактура A. Lange & Sohne потратила год на то, чтобы довести до ума механизм Tribute to Walter Lange с замирающей секундной стрелкой. Усложнение, не сказать чтобы очень захватывающее и полезное, но престижное. Dead Beat в принципе можно считать одним из актуальных направлений часовой мысли, например, Greubel Forsey также представила его наряду с модулем постоянной силы в премьере Differentiel d'Egalite. 

Jaeger-LeCoultre Polaris Chronograph WT в титановом корпусе 44 мм с мануфактурным калибром 752 с индикацией мирового времени

Даже ультратонкий концепт от Piaget, новый рекорд механизма вечного календаря от Audemars Piguet, запатентованный дисковый механизм Паллвебера от IWC, скелетон-турбийон с минутным репетиром от Girard-Perregaux, новый автоматический Freak от Ulysse Nardin, тройной сплит-хронограф от A. Lange & Sohne и другие флагманские премьеры часового искусства 2018 года — это все вещи элегантные и очень интересные, но не безумно сложные. Наверное, в этот ряд смело можно поставить и модель Panther Revelation от Cartier. Золотые шарики, «стекающие» по циферблату сверху вниз и образующие в промежутке очертания морды пантеры, — это тоже яркий пример изящной, оригинальной, развлекательной, но не напрягающей мозги механики. 

A.Lange & Sohne 1815 Homage to Walter Lange в единственном экземпляре в корпусе 40,5 мм из стали

Искусство в массы 

Некоторые бренды вообще предпочли обойтись без новинок в механике. Удивительно, что это позволили себе как раз дебютанты SIHH — Hermes и Франсуа-Поль Журн. Про второго надо сказать особо. Давно известно критическое отношение женевского мастера и к самому салону и к его участникам, поэтому появление в Carree d’Horloges отдельного стенда коллекции автокварца Elegante by F.P. Journe заставило говорить о выделении этого направления в отдельный бренд и даже возможной его продаже. На самом деле Elegante остается у своего создателя. Просто таким образом мастер, известный своим легким и миролюбивым характером, решил показать, как он видит «часовое искусство» в формате SIHH. А все самые интересные новинки он по-прежнему демонстрирует только на собственной мануфактуре в Старой Женеве.

Hermes Carre H в корпусе 38х38 мм с мануфактурным калибром Н1912 созданы дизайнером Марком Бертье

Видимо, частично камень Журна полетел и в огород Hermes, потому что парижский дом, впервые участвующий в SIHH, не привез в Женеву ничего, кроме своих дизайнерских новинок: квадратных часов Carre H с обычным мануфактурным калибром Н1912, но в стильном корпусе, придуманном дизайнером Марком Бертье, и коллекции Arceau Cazaque по мотивам одноименного узора шелковых платков. Филипп Делоталь, главный часовой дизайнер Hermes, пообещал, что совсем скоро появится новый сложный и необычный механизм в коллекции Slim de Hermes, а пока что дом просто представляет на SIHH свое видение мира. Поэтому главным поводом посещения стенда марки были не часы, а психоделические развлечения вроде «мистического» куба или катания на самокате.

Girard-Perregaux Neo Tourbillon Three Bridges Skeleton

Пуристы могут считать, что все это не часовое искусство. Но это — искусство. Что более важно, чем определение «часовое». 

Как уже было сказано вначале, сейчас бренды всеми силами стараются вернуть живой интерес клиентов. Чтобы вместо робких предложений «а, может, поставим желтую стрелочку?» заниматься настоящим творчеством, которое будет само себя продавать. 

Поэтому на помощь традиционным часовым историям и образам все чаще приходит на помощь могучая поддержка в виде «чистого» искусства. Тут можно вспомнить девиз той же Hermes — не позволяйте создавать часы часовщикам, зовите настоящих художников. 

Montblanc 1858 Monopusher Chronograph LE 100 c мануфактурным калибром MB M13.21 выпущен в честь 160-летия фабрики Minerva

Montblanc в коллекции нового года обзавелся пока не художником, зато очень известным и харизматичным часовым дизайнером, Дэвидом Черрато. Рука мастера уже заметна в эстетике новой коллекции Star Legacy, 1858 и TimeWalker. Для Richard Mille новый турбийон для поло ассоциируется не только с разбитым черепом Пабло Макдоноу, но и с серией лошадиных рисунков Пабло Пикассо. Наконец, ярче всех этот тренд продемонстрировал Ulysse Nardin, совместив запуск новинок Freak Vision, Freak Coral и Deep Dive с экспонатами выставки Дэмиена Херста «Сокровища корабля «Невероятного».

Vacheron Constantin Metiers d’Art Les Aerostiers посвящены первым героям воздухоплавания

Часовая генетика 

В свете желания рассказать самую интересную историю и любой ценой стать героем новостей нельзя не вспомнить скандал, который был самой обсуждаемой темой разговоров в кулуарах SIHH. Речь идет о модели Swiss Icon, созданной H. Moser & Cie из кусочков дизайна часов разных культовых моделей, подобно Франкенштейну. Как известно, «франкенштейнами» в часовом сообществе принято называть часы вторичного рынка, в которых были заменены или подделаны оригинальные детали. Кстати, в феврале сам персонаж Мэри Шелли как раз отмечает свое 200-летие, так что повод был вполне достойный.

Piaget Art & Excellence Altiplano с калибром 670P с турбийоном и циферблатом, украшенным маркетри из малахита

Часы-монстр, сшитые в единственном экземпляре, были анонсированы накануне SIHH, где их обещали показать публике, а потом продать на специальном благотворительном аукционе. Но ни благая цель, ни желание привлечь внимание к «швейцарским часовым ценностям», заявленное главой Moser Эдуардом Мейланом, не показалось представителям «донорских» марок достаточно извинительным. Они настояли, чтобы Swiss Icon сняли с выставки, а все упоминания о ней убрали. Дело дошло до того, что встал вопрос об исключении марки из FHH и возможного изгнания из рядов участников cалона. Хотя главы некоторых пострадавших часовых брендов втайне признавались, что даже рады неожиданно возникшей шумихе и сожалеют только о том, что у новостей в интернете, посвященных «проблеме Франкенштейна», слишком мало (!) просмотров.

Jaeger-LeCoultre Polaris Memovox Limited Edition, реплика легендарного наручного будильника с мануфактурным калибром 956

Конечно, в стремлении эпатировать Эдуард Мейлан слишком сильно поспешил. Однако мысль в зачатке всей истории лежит не такая уж безумная. Сотрудничество и объединение разумов — это один из наиболее вероятных путей развития часового искусства. 

Elegante by F. P. Joune с автокварцевым механизмом с функцией энергосбережения

Тот же H. Moser привлек теперь уже только позитивное внимание моделью Flying Hours, ставшей результатом нового и на этот раз удачного сотрудничества с сестринским брендом Hautlence. Макс Бюссер вновь призвал в друзья Стефана Сарпаневу, братья Грюнефельды пригласили Киса Энгельбартса, а создатель Ressence Бенуа Митьенс — одного из создателей iPod. Пока что совместное творчество получается только у маленьких независимых брендов. Но кто знает? Может, и настанет время и для скрещивания ДНК традиционных исторических мануфактур.
 

Новое на сайте

Восстановление пароля

Пожалуйста, введите ваш E-mail:

Вход
Регистрация Забыли пароль?